От Петра до Павла. Крепость Святого Креста на реке Сулак и город Святого Креста на реке Куме | Будённовск.орг

От Петра до Павла. Крепость Святого Креста на реке Сулак и город Святого Креста на реке Куме

Дата: 15.04.2016 | Время: 21:58
Рубрики: Статьи | Комментировать

Крепость Святого КрестаBudennovsk.org 15 апреля особенный для Будённовска день, ведь именно 15 апреля 1799 года в документах Российской империи впервые было явлено имя нового русского города, который должен возникнуть в Предкавказье на реке Куме. Этот документ подписал император Павел, который очень гордился тем, что является продолжателем дела своего прадеда Петра Великого.

Поэтому сегодняшнюю публикацию мы посвящаем «Петра творенью» — крепости Святого Креста, светлое имя которой в дальнейшем с 1799 по 1921 годы носил наш город, известный ныне как Будённовск…

Памятник Петру Первому, установленный Павлом в Михайловском замке. На памятнике начертана символическая надпись: "Прадеду - правнук"

Памятник Петру Первому, установленный Павлом в Михайловском замке. На постаменте начертана символическая надпись: «Прадеду. Правнук»

Во время Персидского похода, прибыв с флотилией в Аграханский залив 24 июля 1722 года, Пётр I побывал в крепости Терки, опорным пунктом русской военной силы на Восточном Кавказе.

Неудовлетворённый месторасположением этой крепости, император принял решение упразднить её и на новом месте, в 20 верстах от устья Сулака и в 67 от устья Аграхани, где река Койсу делится на два рукава: (Сулак и Аграхань), заложить крепость Святого Креста.

Петр I «сам приискал под оную крепость место, сам снял с оного план, сам сделал чертеж сей крепости и сам оную размерил…». В этом ему помогали генералы Левашов, Кропотов, инженер-полковник де Бринел и Ветерани.

Строительство крепости началось в 1722 году и закончилось в 1724 году. Это была мощная по тем временам шестибастионная крепость, в которой были сосредоточены значительные воинские силы с артиллерией (гарнизон в количестве 1384 чел. и 21 пушкой), обращенная фронтом на юг, где горизонт замыкался со скалистыми горами Дагестана.

Целью строительства новой крепости было желание закрепиться «во вновь приобретенных провинциях». Крепость была заложена в 20 верстах от устья Сулака и в 67 от устья Аграхани, там, где река Койсу делилась на два рукава, южный — Сулак и северный — Аграхань, ниже нынешней железнодорожной станции Казиюрт.

Стратегическое положение крепости Святого Креста было очень важно. Отсюда можно было наблюдать одновременно «и за беспокойными кумыками, и за шамхальством» В то же время крепость прикрывала тыл русских войск и служила базой для будущих планируемых наступательных действий. Она призвана была решать как военно-стратегические задачи России на Северо-Восточном Кавказе, так и административно-политические Все нити военного и гражданского управления в регионе исходили из крепости Святого Креста. Комендант, являясь начальником военной крепости, выполнял правительственные указы, приказы генералитета Низового корпуса, тем самым проводя в жизнь на подчиненной России территории принципы и методы осуществления ее кавказской политики. Так, указом от 2 октября 1731 г. Коллегия иностранных дел вменила коменданту крепости Святого Креста Еропкину в обязанность «непрестанно трудиться разведывать, не будет ли» крымский султан притеснять кабардинцев, мстя им за поддержку их русскими «И ежели кто с крымской или кубанской стороны на Кабарду наступление чинить будет», защитить кабардинцев «И в потребном случае в Кабарду на оборону и войска и пушки от крепости Святого Креста посылать»….

С правлением Петра I связаны существенные изменения в этнической карте нижнего Притеречья. С армянами переселенцами российские власти связывали надежды на быстрый экономический подъем этого региона, развитие здесь новых отраслей хозяйства В силу их христианской принадлежности, армяне рассматривались царскими властями как весьма важный пророссийский элемент.

 Петром I были изданы указы, относящиеся к торговле с армянскими купцами, в частности указы 1711, 1719, 1720 гг., по которым представителям армянских торговых кругов были предоставлены значительные привилегии. По указу Сената от 2 марта 1711 г льготные условия для армянских купцов должны были содействовать первоочередной задаче «персидский торг умножить, и армян, как возможно, приласкать и облегчить, в чем пристойно, дабы тем подать охоту для их большого приезда». В 20-х гг XVIII в, в результате организованной на государственном уровне политики покровительства армянскому населению Турции, Ирана и Закавказья со стороны России, начался процесс массовой миграции армян в Российскую империю и освоение вновь приобретенных территорий. Прикаспия и бассейна Терека Многочисленные архивные данные красноречиво иллюстрируют степень участия в развитии экономической жизни крепости Святого Креста армян и грузин, которых к 1735 году здесь насчитывалось до 450 семей. Поселившиеся здесь армяне и грузины способствовали развитию производительных сил края, распространяя среди местного населения новые виды хозяйствовать, занимаясь шелководством, рисосеянием…

Поощряя переселение в крепость Святого Креста грузин и армян, Петр I распорядился, чтобы местные власти содержали их «в крепком охранении и поступали с ними таким образом, дабы отнюдь от них никакие жалобы произойти не могли». Делалось это с целью оживления экономической жизни края, чтобы армянские купцы «к размножению коммерции с российскими купцами имели старание, и для того шелк и другие персидские товары, которые от них прежде сего отпускиваны в европейские государства, привозили б в Россию»…

После кончины Петра, особенно в царствование Анны Иоанновны, содержание новых крепостей на Кавказе и в Персии было признано невыгодным для казны. По Ганджинскому трактату с шахом Надиром, подписанному 10 марта 1735 г., Россия уступила Персии все завоеванные у нее города и провинции. Русско-иранская граница тогда проходила по реке Койсу. В связи с этим крепость Святого Креста была уничтожена, а вместо нее на левом берегу Терека в том же году заложили крепость Кизляр, куда и были переведены войска, в том числе армянские военнослужащие со своими семьями.

Таким образом… была окончательно оформлена «Терская кордонная линия», начало которой было положено задолго до этого Этой укрепленной оборонительной линии отводилось важное значение в планах борьбы России с турецко-персидской агрессией…

Устройству армянских переселенцев в Кизляре уделялось особое внимание Российские власти предполагали определенные выгоды от заселения города армянами. Армянам гарантировались некоторые льготы право на свободную торговлю, освобождение от пошлин и постоя войск и другие. Такие уступки армянским переселенцам объяснялись тем, что русские власти стремились привлечь в город как можно больше армянского населения.

Кроме военного гарнизона в Кизляре дислоцировалось «Терско- Кизлярское войско», в составе которого находились армянский и армяно-грузинский эскадроны… В многочисленных рапортах, представленных коменданту Кизляра от имени командиров Каргинского, Червлснного, Новогладковского форпостов, говорится о сотнях бежавших из горского плена грузин и армян, которые изъявляли желание частью — остаться на жительство в Кизляре, частью — вернуться на Родину.

В Кизляр стали переселяться и армяне, которые проживали в деревнях Большой и Малой Кабарды, в Аксае, Костеке, Эндирее, Казанище и в других населенных пунктах, поэтому армянское население в Кизляре увеличивалось. В 1775 г согласно официальной ведомости, в Кизляре армяне составляли 63,5% населения (а всего в городе насчитывалось 1924 жителя), или 1222 человека.

Освоение юга страны стало делом, поставленным на государственный уровень. Российское правительство стремилось заселить приграничные районы казенными крестьянами и другими не закрепощенными сословиями. Однако правительство учитывало, что при естественном движении русского населения к югу процесс колонизации существенно затянулся бы. Следовало учитывать и тот факт, что в крепостнической России число вольного населения было невелико, поэтому для быстрейшего заселения южных районов следовало изыскать дополнительные людские ресурсы. Выход правительство видело в иностранной колонизации юга. 22 июля 1763 г русское правительство обнародовало законодательные акты, в частности, «Манифест о даруемых иностранным переселенцам правах и имуществах», которым было положено начало систематической колонизации «новоприобретенных» земель.

Активизация переселенческой политики Российского государства была связана и с обострением международной обстановки в Закавказье в конце XVIII в. Русско-турецкая война 1787-1791 гг. убедила русское руководство в необходимости укрепления кавказского тыла. В лице армян Россия видела своих союзников против Турции, поэтому армянская колонизация затронула и населенные пункты и крепости, расположенные на Кавказской линии.

Летом 1795 г. шах Персии проводил карательные операции в Закавказье. Население края не было готово к отражению агрессии, так как в регионе имели место и внутренние противоречия. Российское руководство приняло решение вступить в войну против Ага-Магомед-хана с целью защиты единоверцев и укрепления своего положения в Закавказье. 30-тысячная армия В. Зубова выступила против 80-тысячной персидской армии. Взяв Дербент, В. Зубов двинулся в направлении Кубы и Баку. Несмотря на благоприятное стечение обстоятельств, русские войска получили приказ об отступлении на противоположную сторону Кавказской военной линии. Павел I приказал В. Зубову прекратить поход.

Армяне, проживавшие в Дербенте и его окрестностях, активно помогали русским войскам во время похода В. Зубова, а с уходом русских на них обрушилась восточная деспотическая месть за их стремление к свободе. Трагические события 1796 г. привели к нарастанию нового потока переселенцев из Гандзака, Карабаха, Сюника в российские пределы, в том числе и в районы Терека.

Павел I, получив информацию о желании армян —  подданных Персии переселиться в пределы России, распорядился содействовать переселению их, определить места для проживания, обеспечить провиантом и «оказывать им всевозможные выгоды». Весной 1797 г. армянское население районов Дербента и Мушкура (Маскура), оставив все нажитое имущество, дома, сады, отправилось в путь, направляясь в районы Терека. Некоторая часть вышедших из областей Дербента и Мушкура (Маскура) армян, в особенности торговцы и ремесленники, поселилась в Кизляре, а земледельцы обосновались в его окрестностях.

Немало прибывших из Дербента и окрестных сел армян предпочитало остаться в Кизляре и Моздоке и заниматься тор­говым делом и ремеслом. Однако в этих городах острую нужду в земельных участках испытывали жители-старожилы, пытав­шиеся, подчас самостоятельно, найти новые места за пределами городов для ведения своей хозяйственной деятельности. В на­чале 1797 г., еще до прибытия дербентцев, астраханский военный губернатор Гудович получил прошение от поверенных Алхасова и Киреева, которые представляли интересы (драгунских детей пятидесяти семей), то есть потомков армян-воинов, уча­ствовавших в персидском походе, и двадцати кизлярских гру­зин. В прошении отмечалось, что в связи с ростом населения в городе «уже стали мы чувствовать во всем касательно как для содержания себя с женами и детьми, так и по малоимению зем­ли для…скотоводства немалую нужду и разорение». В связи с этим предлагалось отвести им под поселение «пустопорожние и никому не принадлежащие земли» между селами Маслов Кут и Покойным на р. Куме.

Это место было указано не случайно, так как несколько дра­гунских семей уже в середине 90-х гг. поселилось вблизи разва­лин средневекового монгольского города Маджары.

4 августа 1798 г. Павел I подписывает Указ Сенату об отво­де земель в том же районе дербентским армянам «доныне еще не водворенным». Через несколько месяцев идея создать город в районе Маджар окончательно утвердилась. И 15 апреля 1799 года года вышел новый, более обстоятельный Указ импе­ратора Сенату «Об отводе земли переселившимся из Дербенда армянам и предоставлении привилегий армянам Северного Кавказа». В этом документе, где приводятся «новые доводы на­шего к ним (т.е. дербентским армянам) внимания», впервые упоминается название будущего города Святого Креста, кото­рый дозволяется основать армянам, вышедшим «в последнюю Персидскую войну из Дербента,.. кои по способности к ре­мёслам и торговле пожелают водвориться в городе».

Печатается по материалам Монографии В.З. Акопяна «Город Святой Крест. Между прошлым и настоящим. 1799 — 2009» и Автореферата диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук Гаруновой Н.Н. «Российские города-крепости в контексте политики России на Северо-Восточном Кавказе в XVTII — первой половине XIX в.: проблемы политической, экономической и культурной интеграции.

Памятник отцам-основателям города Святого Креста

Комментарии

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.