Сын полка из Будённовска | Будённовск.орг

Сын полка из Будённовска

Дата: 11.09.2016 | Время: 22:32
Рубрики: Статьи | Комментировать

Тарас ГончаренкоBudennovsk.org Тарас Львович приехал из Санкт-Петербурга. Он — прекрасный рассказчик, и ему есть что рассказать: первый год войны провёл в блокадном Ленинграде, потом мальчишкой убежал на фронт, а в 1944 году доставлял грузы по ленд-лизу из США в СССР.

Холодец из клея

 «У меня была сложная жизнь, — начинает свой рассказ Тарас Львович. — В 1941 году, когда началась война, мне было 13 лет. Мы жили с мамой в Ленинграде. Мужчины ушли на фронт, работать было некому. Я пошёл на завод, меня обучили на жестянщика, и я стал делать печки-буржуйки, которые спасали от холода жителей блокадного города. У нас в бригаде работало 8 человек. Жили мы дружно, спали прямо в цеху на верстаках, помогали друг другу во всём. Война началась, и в людях сразу проявилось всё: у кого-то порядочность, у других — грязные дела, воровство, хлеб воровали прямо с выдачи. Но и много хороших качеств было в людях — ленинградцы своё последнее отдавали другим».

Тарас Львович рассказывает о том, что ели в блокадном Ленинграде: «Кормили нас один раз — давали баланду. По очереди ходили за хлебом, нам по рабочей карточке полагалось 250 грамм в день. А как было хорошо, когда нам давали столярный клей: мы из него делали холодец».

В марте 1942 года Тараса Гончаренко вывезли по Дороге жизни через Ладожское озеро, он помнит бомбёжки, как машина чуть не проваливалась под лёд. «Нас везли в кузове, было человек 25-30. Что было интересно — я приехал на Финляндский вокзал, мы стали регистрироваться. Мне дали гречневую кашу с тушёнкой и хлеб. Я настолько был рад этому, что на всю жизнь запомнил. До сих пор не оставляю пищу после себя и всю семью к этому приучил».

Удержать груз

Потом Тарас Львович работал в колхозе в городе Будённовск, но всё время рвался на фронт, уехал в Москву, где попал в Даниловский детский приёмник. После неудачной попытки он всё-таки убежал на фронт: «Ехал в ящике для собак, под каждым вагоном были такие ящики специальные. Доехал до Мичуринска. И вдруг смотрю — идёт воинский эшелон, я залез на площадку, которая спереди паровоза. Так и ехал, пока меня не обнаружил проверяющий конвой. Меня доставили к командиру, доложил ему, кто я и как попал сюда. Он мне говорит: «Ну что же, будешь у нас сыном полка». Был зачислен в 321 стрелковую дивизию в пулемётную роту. Мы высадились на станции Обливской, ехали до Дона, где стояли румыны». Тарас Львович участвовал в военных операциях и получил медаль «За отвагу», потом после контузии оказался в медсанбате, где служил до 1944 года.

«Однажды, будучи в Иркутске, я услышал, что пришла разнарядка — набирают людей в пароходство на Дальний Восток. Я никому ничего не сказал, сразу решил ехать, мне так и представлялось, что за границу ходить буду. Приехали мы поездом во Владивосток, полный состав людей, нас встречали с оркестром. Всё руководство было, даже Иван Степанович Юмашев, командующий Тихоокеанским флотом. Месяц нас обучали. И меня направили на легендарный теплоход «Старый большевик», это единственный в то время корабль, который был награждён орденом Ленина. Он шёл в составе конвоя PQ-16, экипаж совершил подвиг, он был атакован немецкой авиацией, загорелся, но команда смогла отбить атаку, спасти судно и груз. На этом теплоходе я был матросом. Совершил три рейса Владивосток-Портленд через Алеутские острова. У нас было назначение — возить паровозы по ленд-лизу, в которых очень нуждались наши железнодорожники. Весь путь занимал примерно месяц. Разгрузка-погрузка — три дня. Загружали наш теплоход по максимуму — хотели как можно больше перевезти. Впереди нас шёл «Либерти», муку вёз, не доходя до Камчатки, он пополам раскололся. Эти корабли были сварные — их делали на скорую руку, и они начали ломаться».

Суда, перевозившие грузы по ленд-лизу через Тихий океан, шли автономно, без военного эскорта, следовательно, немцам было проще потопить их. Поэтому такие суда сами по себе имели хоршее вооружение. На «Старом большевике» были зенитные орудия и крупнокалиберные пулемёты, члены команды были закреплены за орудиями, Тарас Львович — за «Эрликоном». Сложность была ещё и в том, что на Тихоокеанском направлении было много штормов, удержать судно с тяжёлым грузом было практически невозможно, но моряки ради победы делали всё.

Потом Тарас Львович ходил на судах «Ленинград», «Колхозник» и «Циолковский», обслуживавших перевозки по Северному морскому пути. Караваны сопровождались ледокольным флотом. Они доставляли различные грузы в порты вдоль Севморпути.

«Я ушёл из пароходства после войны и получил высшее медицинское образование, работал всю жизнь врачом, сейчас у меня в семье 11 врачей. Такая у меня жизнь и судьба».

Тарасу Львовичу 88 лет, он по-юношески бодр и весел, много шутит, заряжает своей неиссякаемой энергией, всё отлично помнит, критикует власть, в курсе всех международных событий. Кажется, мы могли бы ещё многое обсудить, но ветерану нужно было уезжать в Санкт-Петербург. «Передавайте читателям «АиФ» боевой привет», — машет он напоследок рукой.

Тарас Львович ГОНЧАРЕНКО родился в 1928 году в Харькове. В младенческом возрасте переехал с родителями в Ленинград. Ветеран Великой Отечественной войны. Награждён медалью «За отвагу», кавалер Ордена Отечественной войны 2-й степени. Член Санкт-Петербургской общественной организации «Полярный конвой».

По профессии врач акушер-гинеколог. Женат, воспитал троих детей, четверых внуков.

Екатерина Емельянова, газета «Аргументы и факты — Архангельск»

Комментарии

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.