Арцах – это островок настоящей колоритной южной Европы, затерянный в горах | Будённовск.орг

Арцах – это островок настоящей колоритной южной Европы, затерянный в горах

Дата: 08.03.2017 | Время: 23:24
Рубрики: Интервью, Статьи | Комментировать

Budennovsk.org «В Арцах не добрались безумие и депрессия постмодерна, тупиковый мультикультурализм и прочие глобальные социальные болячки и отклонения. Надеюсь, что не доберутся…» — говорит публицист Денис Дворников в интервью «Голосу Армении».

— Г-н Дворников, недавно вы побывали в Арцахе. Расскажите о своих впечатлениях от поездки. Какие ее грани, возможно, интересные встречи, ощущения, эмоции запомнились более всего?

— С одной стороны, я вернулся в место, где много раз бывал. Знакомые улицы, дома, очертания. И тем не менее получил новые впечатления. Яркие эмоции. Впервые посетил Гадрут. В самом русскоязычном городе Арцаха находится музей, где висит фотография моего деда. В 1931 году он участвовал в ликвидации эпидемии чумы, от которой тогда погибло много карабахцев. Это семейная история, важная для меня. Признаюсь, в животе немного вибрировало, когда я подошел к стенду, посвященному врачам-спасателям, приехавшим из Москвы на помощь жителям горных сел. Так что Арцах для меня — это очень личное. Было здорово встретиться с ребятами из писательского клуба «Образ». Со студентами университета им. Маштоца. Молодые, жадные до знаний, любопытные и живые лица. Замечательные ребята. Арцах — это действительно уникальное место. Его можно не признавать, можно делать вид, что его нет, отказываться от поездок. Но хуже от этого не Арцаху, а людям, которые проявляют чрезмерную политическую избирательность. Но я никого не сужу. Например, если я когда-то стану дипломатическим работником, обрету официальный статус, то мне тоже придется ограничивать себя в высказываниях и передвижениях. Соблюдать дисциплину. Но пока я частное лицо и имею полное право бывать там, погружаться в мир чистых человеческих отношений, которых, кажется, нигде больше не осталось.

— Вы как-то сказали, что нагнетанию информационной истерии вокруг Арцаха, демонстрируемой Азербайджаном, и вранью азерпроповской машины в плане якобы армянской агрессии «противопоставить можно только позитивные конструкции». «Люди должны знать о мирной жизни Арцаха…» — заявили вы. Давайте раскроем скобки: как это должно происходить на деле, какие программы должны работать, кто их может осуществлять и в конце концов на какого «потребителя» они должны быть рассчитаны?

— Нужно показывать и рассказывать самые простые и повседневные вещи. Маленькие радости. Улыбающиеся лица. Детей, играющих на площадке. Бабушку, пекущую хлеб. Смешные случаи. Фото, видео, рассказы, посты в социальных сетях. Это не самореклама и ни в коем случае не самолюбование. Это вопрос безопасности. Вы же знаете, что один из тезисов азербайджанской пропаганды состоит в том, что якобы в Нагорном Карабахе живут бандиты, что «карабахские сепаратисты» — это кровожадные, нищие, озлобленные людишки, ценность жизни которых сомнительна. Но реальность-то совершенно противоположна. Здесь мирные, дружелюбные и гостеприимные люди. Здесь нет нищеты. Наоборот, каждый раз я вижу какие-то новые здания, жилые дома, благоустроенные улицы и места для прогулок. Вот только об этом знаю я, потому что приезжаю регулярно. А рядовой пользователь YouTube, который вводит запрос со словом «Карабах», получает на мониторе сотни ссылок на ролики, рассказывающие о кошмарах войны или откровенную антиармянскую пропаганду. Это неправильно и несправедливо. Нужно заполнять эфир картинками реальной жизни. Показать миру: «Мы живем, мы радуемся солнцу и ждем вас в гости!». Гуляя по Степанакерту, я не выпускал из рук телефон. Фотографировал, записывал видео. Потому что вокруг очень много интересного. Мне ужасно хотелось поделиться увиденным с российскими читателями моего фейсбука. Я встречал потрясающие архетипы людей. А знаменитое белье на веревках… Какой же это жизнеутверждающий символ! Настоящие знамена мира. Парочки, идущие в кино – нарядные взволнованные, светлые и чистые душой. Все это видно по глазам. Для кого нужны такие картинки, ролики, записи? Для любого человека с сердцем, где бы он ни жил, хоть в Москве, хоть в Лондоне или Мехико. Мне кажется, что дело не в каких-то специальных проектах, согласованных с властями. Официоз как раз часто все портит, обезжиривает. Помогать своей республике сегодня может буквально каждый житель, особенно молодой. В меру своих способностей и интересов. Например, ребята из клуба «Образ» пишут рассказы как раз на темы, связанные с жизнью людей в Арцахе. Хочется, чтобы качественная арцахская проза нашла своего читателя и в России, и в других странах. Нужны свои шукшины, аверченко, довлатовы и даже чеховы или моэмы. Почему нет…

— Опять же процитирую вас: «Арцах — не ширпотреб. Это индпошив. Это не анталийские пляжи, а место для тех, у кого есть мозги, душа, внутреннее содержание, ценностный багаж, эстетический взгляд… Я убежден, что фраза «я ездил отдыхать в Арцах» будет восприниматься как заявка, как позиция, которая вызывает желание подражать…». Но как сформировать эту позицию у тех, кто, пока не имея ее, видит перед глазами пример того же Лапшина и, возможно, предпочтет «ширпотреб», лишь бы не связываться с гипотетической вероятностью испытать на себе неадекватную реакцию азербайджанских властей?

— Попробую объяснить. Дело в том, что Арцах – это островок настоящей колоритной южной Европы, затерянный в горах. Сюда еще не добрались безумие и депрессия постмодерна, тупиковый мультикультурализм и прочие глобальные социальные болячки и отклонения. Надеюсь, что не доберутся. Здесь национальная культура жива и органична. Она не превратилась в музейные экспонаты, в матрешки и кокошники с бирками made in China. Здесь нет большого количества церквей и показной обрядовой религиозности, но при этом искренняя вера людей очень глубока. По сути, каждый житель Арцаха — это исповедник. То есть человек, готовый отдать жизнь за свои убеждения, за любовь к родине и к Богу. При этом в повседневности все расслаблены, улыбчивы, не назидательны. Но поговорите с людьми. Посмотрите в глаза. Вы увидите, что каждый арцахский школьник – Че Гевара или святой Албан. Каждая девушка — Агнесс Рэндольф – была такая шотландская воительница, защищавшая крепость от английских войск. Это очень круто. Может и хорошо, что не все пока знают об Арцахе, поскольку иначе он превратился бы в место паломничества бродяг нонконформистов со всей планеты. Ведь это единственное место, где сопротивление и достоинство не стали попсой.

Весь ужас современного мира в том, что даже гражданское сопротивление превратили в коммерчески успешный проект. Возьмите музыку. Она перестала быть частью реальной контркультуры, больше нет настоящих песен свободы. Например, многие считают, что группа «Ленинград» — это борцы с системой. Чушь! Это тот же самый мейнстрим. Система хитра и поглощает все новые области человеческой жизни. Если раньше было явное разделение на искусство официальное и подпольное, то сейчас все перемешалось. Раньше Лев Лещенко и какой-нибудь «Аквариум» были по разные стороны культурных баррикад. Сегодня глобальная бизнес-машина все поделила на доллар и проглотила. Никого не удивит, если тот же Лещенко со Шнуром вместе выступят на празднике в честь Дня милиции и споют про «Лабутены». И свои аналогии мировоззренческой мешанины есть в каждой стране. Вот это и есть тот самый постмодерн, в котором все свалено в кучу и о котором писал французский философ Жан Бодрийяр. Все превращается в «прикол».

Нормальному человеку не за что зацепиться, чтобы проснулись глубокие чувства и мудрые мысли. Бочка с медом и ложка дегтя превратились в подарочный набор, упакованный в хрустящий целлофан. Скучно до судорог и страшно от отсутствия перспективы. В Арцахе пока есть своя автономная культурная атмосфера. Здесь все живое, настоящее, хотя жители сами этого и не осознают. Они не строят искусственного культурного пространства, не встают в специальную позу, чтобы поразить приезжего. Они не противопоставляют себя миру. Они просто такие, потому что знают, что такое истинные ценности. Они знают цену жизни и смерти. Цену слову. Для них слово «любовь» не рекламный слоган, а шепот девушки, провожающей парня на фронт, в который она вкладывает всю свою маленькую почти детскую жизнь и сердечко.

У арцахцев истинное понимание мужского достоинства и женской чистоты. И это восхищает. Но надо быть готовыми к тому, что мыслители, писатели, художники, режиссеры рано или поздно поедут в Арцах. Просто подышать во всех смыслах слова. Кстати, это одна из причин, почему я бы хотел провести международную философскую конференцию в Степанакертском университете им. Маштоца. Посвятить ее памяти знаменитого русского философа Павла Флоренского, мама которого происходит из старинного рода карабахских армян Сапарьян.

А что касается дела Лапшина… Знаете, это даже хорошо, что история с Лапшиным кого-то отпугивает. Это естественный отбор друзей этого места. Что-то вроде фейсконтроля или теста на независимость сознания. В Арцах должны приезжать смелые люди с внутренним стержнем. Иначе все закончится Макдональдсом возле «пятачка» в Степанакерте…

Зара Геворкян, «Голос Армении»

Комментарии

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.