Армения-Россия: дальше будет ещё интересней : Будённовск.орг

Армения-Россия: дальше будет ещё интересней

Дата: 28.03.2017 | Время: 22:23
Рубрики: Новости | Комментировать

Budennovsk.org Официальный визит президента Армении Сержа Саргсяна в Россию состоялся, но более глубокие и развёрнутые оценки его итогов – дело будущего, пусть и относительно не столь отдалённого будущего. Посвящался ли он 25-летию «установления дипотношений» между Арменией и РФ или нет – я считаю, что уж кому-кому, а нам – армянам и русским, смешно смеяться над самими собой, как и друг над другом. Ну да – как же?! 25 лет «установления дипотношений»… Все остальные века наших сложных «отношений» — как бы «до свидания», «не было и всё»? Проломить бы головы тем, кто создавал эти «виртуальные реальности»…

Двухдневные переговоры разного уровня, проведённые армянским президентом – это итог официального приглашения российской стороны, а не «отмечание» 25-летия установления дипотношений между постсоветскими Арменией и Россией. Нюанс – а говорит о многом. Как и то обстоятельство, что март – вообще, месяц напряжённых встреч и переговоров у российского президента Владимира Путина, а не у главы Армении. Я напомню, что перед приездом Саргсяна в Москву, Путин 9 и 10 марта встречался поочерёдно с премьер-министром Израиля Беньямином Нетаньяху и президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. В ближайшее время постараемся проанализировать и итоги этих переговоров, предшествовавших армяно-российским. А пока лишь отметим – еврей и турок были на удивление единодушны, пытаясь «сдвигнуть» российского президента в сторону сколачивания НОВОГО АНТИИРАНСКОГО БЛОКА. Не получилось – скажу сразу. Да и не могло получиться. Но этот немаловажный нюанс нам постоянно придётся иметь в виду даже тогда, когда мы будем рассматривать и изучать материалы армяно-российских переговоров. Именно это имеет беспрецедентное значение для ситуации в нашем регионе, а не какие-то отдельные «просьбы» Армении или Турции, обращённые к президенту Путину…

Материалы итоговой пресс-конференции Путина и Саргсяна размещены в свободном доступе – я просто советую желающим включить и самим прослушать (https://russian.rt.com/ussr/article/368346-putin-armeniya-peregovory). Это даст возможность любому читателю создать свои подходы к оценкам армяно-российских переговоров на высшем уровне 15 марта 2017 года, а значит – и не обвинять кого-то в фантазировании или приукрашивании ситуации. Сядьте, прослушайте – и решайте каждый сам для себя. Но с учётом конкретных особенностей текущего временного промежутка – допустим, того, что именно в дни визита президента Саргсяна в Москву Россия и Иран в Астане «за уши» заставили Турцию обеспечить прибытие так называемой «сирийской оппозиции» на третью встречу в пресловутом «Астанинском формате». Или, как уже указано выше по тексту, — того, что перед встречей с Саргсяном российский лидер был вынужден отбивать антииранские эскапады Нетаньяху и Эрдогана. А также иметь в виду и ни на секунду не забывать, что до конца марта в Москву обязательно прибудет с официальным визитом также президент Ирана Хасан Роухани. Это – то, что касается внешнеполитического, регионального и надрегионального фонов визита президента Армении в Россию.

Говорили ли Путин и Саргсян об Арцахе? Безусловно. Говорили ли о Турции, да и Сирии с Ираном? Безусловно. Полуприкрытая информация об этом содержится в дипломатических выражениях – типа: «Стороны обсудили ключевые вопросы двустороннего сотрудничества, перспективы развития интеграционного взаимодействия на евразийском пространстве и региональные проблемы». А затем следует уточнение: «Особое внимание было уделено проблеме нагорно-карабахского урегулирования». Ну, и поскольку помимо президентской «команды», на переговоры в Москву отбыла также и представительная делегация Главного штаба вооружённых сил Армении во главе с начальником Главштаба, генерал-лейтенантом Мовсесом Акопяном, то ответ на вопрос — что за «региональные проблемы» интересовали и интересуют Армению и Россию – это было в более или менее полной мере отражено в информсообщениях о переговорах генерал-лейтенанта Акопяна с его российским коллегой, начальником Генштаба Вооружённых сил РФ, 1-ым замминистра обороны РФ генералом армии Валерием Герасимовым. Вообще, нельзя не заметить – именно сугубо военная составляющая и упомянутых двух визитов (т.е. и президента Армении, и делегации Главштаба ВС Армении), и общей для Еревана и Москвы повестки дня была главенствующей идеей на армяно-российских переговорах всех форматов в Москве в марте 2017-го. Минобороны России так и сообщило: «обсуждались текущее состояние и перспективы российско-армянского военного сотрудничества, а также проблемы региональной безопасности и вопросы функционирования российской военной базы в Армении».

А какие же «проблемы региональной безопасности» — без Арцаха, без тех же Ирана и Сирии? Интересный нюанс — о российской 102-й военной базе в Армении также шла речь в статье в газете «Известия» президента Саргсяна, которая была опубликована буквально в день начала его официального визита в Москву. Согласимся – это не случайно и это, так сказать, «взаимная домашняя заготовка» Армении и России, и понятно, что прибытие делегации Главштаба ВС Армении в Москву именно в дни официального визита президента Саргсяна – это не только ради того, чтобы, как писали СМИ, «принять участие в конференции по безопасности». Конференции – конференциями, но «проблемы региональной безопасности» в обсуждении по формату Армения-Россия, как можно понимать, это вопрос уже не только Генштабов двух стран, но и непосредственно Верховных главкомов Армении и России, раз уж президент Саргсян предварил свою встречу и переговоры с Путиным специальной публикацией в довольно-таки «продвинутой» московской газете. Кое-что из его статьи, думаю, вполне уместно процитировать. Это даст понять читателям, на что были нацелены и Саргсян, и Путин в той части переговоров, подробности о которой мы явно не узнаем даже в 2018-м и последующие годы.

«Армения последовательно повышает и укрепляет свою обороноспособность, в том числе в рамках военно-технического сотрудничества со своим стратегическим союзником — Россией. Нами создана Объединённая группировка войск, сформирована единая система противовоздушной обороны. На территории Армении расквартирована 102-я российская военная база», — пишет Серж Саргсян в статье «Безопасность и устойчивое демократическое развитие», опубликованной 14 марта. По его мнению, знаковым событием армяно-российского военно-технического сотрудничества стало совместное с президентом России Путиным посещение в 2013 г. 102-й российской военной базы в Гюмри, где были рассмотрены задачи её военно-технической модернизации и повышения эффективности обслуживания. «Для их решения целесообразно заинтересованное обсуждение армянской и российской сторонами проекта создания совместного оборонно-промышленного комплекса в Гюмри. При этом многопрофильный масштаб комплекса необходимо рассчитать таким образом, чтобы он, параллельно с решением задач модернизации 102-й базы, мог бы стать платформой для налаживания делового военно-технического сотрудничества между Россией и граничащими с Арменией государствами с выходом на традиционные для РФ рынки вооружений. Создание рабочих мест в Гюмри послужило бы также фактором для улучшения социально-экономической обстановки в городе дислокации 102-й российской военной базы», — говорится в статье.

Вот так. И, как нам помнится, ряд договоренностей, достигнутых во время встреч Путина и иных членов российской делегации в Ереване осенью прошлого года, абсолютно соответствует плану, описанному Саргсяном в его статье в «Известиях». Что ещё бросилось в глаза? Президент России оказался в курсе того, что Саргсян и его правящая РПА ведут дело к изменению, в сущности, государственного строя Армении – переходу от президентской к парламентской республике. Путин, конечно, в своих заявлениях не показал как он вообще относится к этому процессу – положительно или отрицательно. Но то, что обратился к данной теме, лишний раз засвидетельствовало гражданам Армении, что любое изменение в стране – в зоне интересов и тщательного отслеживания со стороны Кремля. «Процесс, видимо, непростой, но уверен, что Армения под Вашим руководством пройдёт этот этап своего развития. Мы искренне желаем Вам успехов», — цитирует Путина пресс-служба Кремля. Получается, что и сугубо внутриармянская проблема в той или иной мере была затронута на переговорах Путин-Саргсян. Не буду вдаваться в то, что – плохо или хорошо всё это. Это просто данность. Непреложная реалия. А почему бы и нет? Если посол США в Армении мистер Миллз оговаривает за собой право «определять любимчиков» в парламентских выборах в Армении – то почему бы президенту России не интересоваться конституционной реформой и теми же парламентскими выборами 2 апреля 2017 г.? В конце концов, будущий 2018 год – важнейшее время будет и для Путина, и для Сержа Саргсяна…

В свою очередь, во время выступления в МГИМО президент Саргсян ясно дал понять, что использование такой площадки, как блок ОДКБ СНГ, более не плодотворно для Армении и России. Он напомнил: в рамках ещё ДКБ СНГ в 2000 году было принято заявление, где чётко зафиксировано: «Военно-политические отношения между государствами-участниками Договора носят приоритетный характер по сравнению с военными связями и контактами с третьими странами, не входящими в Договор о коллективной безопасности». И – как вывод и, одновременно, укор в сторону Москвы: «Нарушение вышеуказанного принципа не способствует повышению авторитета Организации. Договора должны соблюдаться и выполняться всецело, а не избирательно, в зависимости от конъюнктуры». Слишком явный намёк на позорное поведение Белоруссии и Казахстана, а также – на нереакцию России в отношении позорных действий Минска и Астаны по «защите интересов Азербайджана» в рамках ОДКБ СНГ.

Так или иначе, но вопрос военного и военно-технического сотрудничества между Россией и Арменией – среди приоритетных в повестке дня всего 2017-го и, видимо, последующих лет. Совместные действия российских и армянских подразделений в текущем году планируется отработать в ходе проводимого на территории Армении учения «Взаимодействие-2017» с подразделениями Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР) Организации Договора о коллективной безопасности и частью сил Объединенной группировки войск вооруженных сил Армении и России, а также в рамках совместного учения с боевой стрельбой сил (войск) ПВО «Боевое содружество-2017» на полигоне Ашулук в Астраханской области. К тому же Путин заметил, что 3 апреля Россия и Армения будут отмечать 25-летие установления дипломатических отношений, и за эти годы отношения между странами приобрели в полном смысле этого слова союзнический характер. «Мы активно взаимодействуем практически по всем направлениям в международных организациях, включая те, которые созданы на постсоветском пространстве, и в универсальных международных организациях. За эти годы произошло много событий, но отношения между Арменией и Россией всегда строились на основе очень глубоких корней, уходящих в века, в прошлое. Так оно и продолжается на настоящем этапе развития», — сказал российский лидер. А Саргсян, в свою очередь, поблагодарил за приглашение посетить Россию с официальным визитом. «Наше взаимодействие, наше сотрудничество непрерывно обогащаются, появляются новые вопросы, и регулярные встречи на высшем уровне позволяют подвести черту, подвести итоги проделанной работы за конкретный период и, естественно, наметить главные направления нашего сотрудничества на ближайшее будущее и на перспективу», — отметил армянский лидер. Прошедшие 25 лет, как заметил президент, стали периодом тесного сотрудничества, Армения и Россия «дошли до истины в союзнических отношениях». «Характер таких отношений всегда диктует повестку дня. Уверен, что и сегодняшняя наша встреча будет содержательной, Владимир Владимирович, и пройдёт в атмосфере полного взаимного доверия», — подчеркнул он.

Тема была продолжена уже военными. Россия рассматривает Армению как союзника и партнёра. Обе страны сегодня успешно сотрудничают как в двустороннем формате, так и в рамках международных структур, прежде всего, в рамках Организации договора о коллективной безопасности, заявил начальник Генштаба ВС России генерал армии Герасимов на встрече со своим армянским коллегой Мовсесом Акопяном. Герасимов выразил уверенность, что нынешний высокий уровень сотрудничества Еревана и Москвы в сфере обороны позволяет своевременно и эффективно реагировать на происходящие в регионе изменения. «Исходя из имеющихся возможностей, мы оказываем содействие Армении в укреплении вооружённых сил, в том числе на безвозмездной основе готовим квалифицированные военные кадры. У нас сейчас в 25 военных учебных заведениях на безвозмездной основе обучаются 311 армянских военнослужащих», — сказал Герасимов. В свою очередь, генерал-лейтенант Акопян также отметил высокий уровень взаимоотношений двух государств в оборонной сфере. По его мнению, это создает благоприятные условия для решения задач по повышению обороноспособности России и Армении.

Думаю, что имеет смысл ещё раз вкратце вспомнить, что из себя представляет 102-я российская военная база в Гюмри. База несёт боевое дежурство в рамках Объединённой системы ПВО СНГ, была образована в 1995 году в соответствии с межгосударственными договорами. База подчинена Группе российских войск в Закавказье Южного военного округа Российской Федерации. База оснащена зенитно-ракетными комплексами С-300В (988-й зенитно-ракетный полк) и истребителями МиГ-29 (входят в 3624-я авиационную базу, аэродром Эребуни). Численность личного состава базы – официально, около 5 тысяч человек. Договор о функционировании базы был заключён сроком на 25 лет и был продлён ещё на 49 лет (до 2044 года) в 2010 году. Арендная плата за размещение базы не взимается, а содержание базы частично оплачивается Арменией. Цена этому – особый характер приобретения Арменией передовых российских вооружений, часть из которых была продемонстрирована во время военного парада в Ереване 21 сентября 2016 г.

Что же касается, как сообщалось, обсуждения сторонами «ключевых вопросов двустороннего сотрудничества и перспектив развития интеграционного взаимодействия на евразийском пространстве», то, на наш взгляд, особого внимания достойно то, что именно в дни визита Саргсяна в Москву Российской фонд прямых инвестиций и армянская универсальная кредитная организация «Инвестиции МСБ» подписали соглашение о создании совместного армяно-российского инвестфонда. Соответствующая договоренность была достигнута ещё 3 марта на встрече министра экономразвития и инвестиций Армении Сурена Караяна с министром промышленности и торговли России Денисом Мантуровым. В сообщении Минэкономиразвития Армении отмечается, что стороны намерены разработать программы, имеющие инвестиционную привлекательность, способствуя тем самым углублению торгово-экономических отношений между двумя странами и интеграции в рамках ЕАЭС. По словам главы Российского фонда прямых инвестиций Кирилла Дмитриева, Армения является важным торговым партнёром России, в том числе и в ЕАЭС. Создаваемый фонд будет способствовать кооперации в таких сферах, как сельское хозяйство, промышленность, транспорт, логистика. Если решение будет претворено в жизнь, а не останется формальностью «на бумаге», то – перспективы довольно-таки неплохие. И это даже – безотносительно к тому, как будет развиваться процесс «интеграционного взаимодействия на евразийском пространстве», потому что совместный Армяно-российский инвестфонд – это всё-таки, перво-наперво, реалия наших двусторонних отношений, а не производная от участия Армении в ЕАЭС.

Конечно, пока конкретно об Арцахе из переговоров Саргсян-Путин многого не скажешь. Так что пока ориентируемся на тезисы главы МИД России Сергея Лаврова, озвученные им во время его переговоров с коллегой с Апшерона Эльмаром Мамедъяровым ранее в марте этого года. Напомню их:

1. Арцахский конфликт поддаётся урегулированию, о чём говорят результаты многолетних контактов, по итогам которых удалось выработать общее понимание ключевых вопросов, подлежащих урегулированию;

2. Решение гуманитарных вопросов и проблем безопасности;

3. Возвращения районов вокруг Арцаха и не контролирующихся Азербайджаном – это процесс во взаимосвязи с определением статуса Арцаха — безусловно, с учётом мнения людей, которые там проживают;

4. Наконец, согласование параметров международных миротворческих сил.

Вкратце раскрою смысл тезисов. В представлении России, прогресс в урегулировании возможен только в случае, если ПОСЛЕ РЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМ БЕЗОПАСНОСТИ (!), т.е. подписания Азербайджаном жёсткого договорного обязательства о невозобновлении военных действий или об отказе от ведения военных действий, стороны перейдут к решению вопроса «о землях» ВО ВЗАИМОСВЯЗИ С ОПРЕДЕЛЕНИЕМ СТАТУСА АРЦАХА-НКР. А это – по словам, российского министра, только «с учётом мнения людей, которые там проживают». То есть речь или о признании итогов референдума в Арцахе декабря 1991 г., или о проведении нового референдума (или плебисцита), но ТОЛЬКО СРЕДИ НАРОДА АРЦАХА, и признания его итогов всеми, в том числе и Азербайджаном.

Ни у меня, ни у кого бы то ни было не было и нет оснований считать, что у Путина иное восприятие Арцахской проблемы, чем у Лаврова. Как и нет оснований считать, что Лавров выступал с заявлениями по Арцаху «независимо от президента России». Я даже не хочу вспоминать о том, сколько раз Россия, Армения, а теперь уже и Франция, в течение одного только марта 2017-го напоминали Азербайджану о том, что он обязан соблюдать договоренности в Вене и Санкт-Петербурге мая и июня 2016 г. Благо что сам Лавров признавал — «Не будет лукавить, мы пока ещё далеки от того, чтобы увидеть ситуацию, когда стороны выработают единый подход к этим аспектам» и «Ещё требуются дополнительные усилия». Ещё раз выскажу моё мнение — Лавров дал понять, что без определения окончательного статуса Арцаха ни о каких «районах вокруг Карабаха» и ни о каких «международных миротворцах» в зоне конфликта Россия вообще ни с кем не намерена говорить. И я уверен, что во время переговоров Путин-Саргсян ничего нового к этим словам министра Лаврова, тем более – чего-то нового «антиармянского», не прибавилось. Не раз и не два довелось после 10 марта слышать и читать, что, мол, переговоры с Эрдоганом в отношении Арцаха и в отношении «тройственного союза Турция-Азербайджан-Россия» Путин проводил «в кулуарах», строго секретно и конфиденциально. Исключать такое – демонстрировать глупость и фанатизм. Но вот исключать, что в переговорах Путин-Саргсян также имелась строго секретная и сверхконфиденциальная часть – это будет верхом идиотии. А, забегая вперёд, предупрежу любителей верить турецким и азербайджанским источникам – никто не в состоянии даже приблизительно представить, сколько строго секретного и сверхконфиденциального вскоре обсудят в той же Москве президенты России Путин и Ирана – Роухани.

Да и то сказать – с какой стати Армении, России и Ирану вскрывать свои секреты недругам, а то и – потенциальным врагам?

Сергей Шакарянц, специально для ИЦ «Еркрамас»

Комментарии

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.