Сохранить, если получится... | Будённовск.орг

Сохранить, если получится…

Дата: 18.07.2012 | Время: 17:28
Рубрики: Статьи | Комментировать

BUDENNOVSK.ORG Под ногами, в виде обломков кирпича, черепков глиняной посуды и кусков спёкшейся и превратившейся в подобие разноцветного стекла смеси тины и песка, лежала семивековой давности  история моей родной земли, которая, похоже, сегодня мало кого интересует. Досадное исключение со­ставляют «чёрные копатели», печальные плоды деятельности которых открылись моему взору. «Такого бы на том же Таманском полуострове или в районе Анапы не позволили. Не допустили. В Краснодарском крае пользу от наличия большого количества исторических «приманок» знают. Именно они толпы туристов и привлекают. Туризмом, по большому счёту, там и живут», — пронеслось в голове. Но, всё по порядку.

При проведении земляных работ в районе АЗС «Роснефть» строители обнаружили человеческие останки, которые датируются — примерно — XIV веком н. э. Следует отметить, что раскопки в этом районе города никто и никогда толком не производил, но исторические выводы о том, что от Большого Маджара ничего важного и интересного не осталось, были в своё время сделаны. Поэтому археологи­ческие экспедиции в наши места прак­тически не снаряжались. Да, работали московские археологи несколько лет назад на берегу Кумы. Отрыли баньку тех времён, восхитились архитектурой сооружения и техническим решени­ем помывки, обнаружили серёжку, потерянную какой-то красавицей, засыпали раскоп и отправились во­свояси защищать диссертации. Не могу судить, сколько ценных находок было сделано на территории Больших Маджар, но, после каждого визита ар­хеологов в наши степи, научный мир в очередной раз взрывался какой-нибудь сенсацией.

Итак, заглянем в Википедию, ко­торой, в большинстве случав, можно доверять. «В период расцвета (XIII-XIV вв.) город был крупным ремесленным и торговым центром в составе Золотой Орды, в 1310-1311 гг. имел особый статус, чеканил собственную монету. Население имело смешанный этни­ческий состав: тюрки, русские, аланы, евреи и др. О Маджаре упоминают Абу-л-Гази-хан (в повествовании на 1282 г.) и Абу-л-Фида в своей геогра­фии (1321 г.).

Найденные археологами на терри­тории Маджарского городища монеты местной чеканки с именем хана Джа- нибека свидетельствуют о том, что в период его правления — в 1342-1357 годы — город являлся главной резиден­цией хана Золотой Орды. В 1342-1343 гг. в Маджаре для практических нужд ханаки была переписана суфийская энциклопедия «Райхан ал-хакайик» ад-Дарбанди. С убийством Джанибека в 1357 году, в Золотой Орде наступа­ет «смутное время» междоусобиц. Первоначально город вошёл в состав владений Кильдибека (1361-1362), а после его смерти, в борьбе с ханом Муридом, обособился в самостоятель­ное владение. Об этом можно судить по медным монетам со своеобразной надчеканкой, не найденным больше нигде, кроме городища Маджар. Об об­ширности торговых связей города сви­детельствует большое количество ино­земных монет (в том числе персидские, золотые индийские монеты). Какое-то время город входил во впадения тем­ника Мамая. Существует легенда, что именно из Маджара Мамай выступил в свой исторический поход против Руси, который закончился его поражением на Куликовом поле. С 1380 года Маджар переходит во владения соперника Мамая — хана Тохтамыша».

Как видим, город должен был быть совсем не маленьким. Должны же были где-то размещаться торговые ряды, гончарные мастерские, постоялые дворы для многочисленных гостей го­рода, ханская резиденция, конюшни и хозпостройки. Горожане должны были где-то жить, растить и обучать детей, лечиться, мыться, работать, молиться.

«В первой половине XIX века ещё существовали многочисленные под­земные. и отдельные каменные над­земные строения, впоследствии разо­бранные для построек города Святой Крест. Кирпич, называемый местными жителями «мамайским», несмотря на многие протёкшие столетия,’был не только годен для построек, ной далеко превосходил современный. Каким спо­собом этот народ приготовлял кирпич, неизвестно, но при раскопках были найдены остатки древних кирпичных заводов с остатками горнов и громад­ными кусками шлака.

Раскопки открыли остатки много­численных сооружений из сырцового и обожжённого кирпича квадратной формы: многокомнатных жилых до­мов, медресе, мечетей и мавзолеев, украшенных глазированной (голубой, зелёной, красной или жёлтой окраски) плиткой, майоликой, мозаикой, ре­льефными надписями. Иногда глазиро­ванная плитка украшалась цветочным и растительным орнаментом. Дома знати, общественные здания и мавзолей покрывала мозаика: из мелких глазированных кусочков создавались разнообразные узоры в виде звёзд, цветных зигзагов и других геометри­ческих фигур. Мозаику помещали на карнизы зданий, косяки дверей и окон, стены и полы. Стены мечетей и медре­се, кроме того, украшались рядами глазированных плиток (тёмно-синими или голубыми) с цитатами, взятыми из Корана (арабской вязью белого или чёрного цвета). Также при строитель­стве домов богачей использовался естественный камень, доставляемый издалека.

При строительстве домов бедных кварталов (прямоугольные дома из двух-трёх комнат) применялся квадратный кирпич-сырец. Чаще в подобных до­мах были глинобитные полы, реже — из обожжённого кирпича. Иногда в полу цветны­ми глазированными кирпичами выделя­лось в виде квадрата место проведения намаза. Вдоль стен располагались широ­кие и узкие глиняные выступы-возвышения — под кровати и лавки. Топка находилась в сенях, полы были тё­плыми, благодаря на­личию под ними дымоходов. Лицевая сторона дома была обращена во двор, на узкую же улицу выходила длинная глухая стена.

Найдены остатки подземного ке­рамического водопровода. Он имел в длину 648 метров, состоял из ци­линдрических труб, уложенных в траншею из обожжённого кирпича, и был направлен с северо-запада на юго-восток. По крутому склону левого берега Кумы, в северной части города, шла широкая лестница, выложенная большими белыми изразцовыми пли­тами. По ней можно было спускаться в нижнюю часть города, в долину Кумы. Существовала в городе и обществен­ная баня».

Выходит, что город был отнюдь не двух километров в диаметре, как первоначально обозначили историки, а значительно больше, как сообразили «чёрные копатели» из Самары, Волго­града, КМВ, Ставрополя, в изобилии посещающие предместья Будённовска в выходные и праздничные дни.

Да, земля может хранить тайны. Захочет – откроет их взору пытливо­му, уму скорому, а коли нет, – ты хоть разбейся в лепёшку, но ничего не найдёшь или перепутаешь всё на све­те. Похоже, что 8 февраля 2011 года в Указе президента РФ № 156 тоже что-то не так было, коли «В целях оптимизации структуры Федеральных органов исполнительной власти, в соответствии со ст. 112 Конституции РФ и Федеральным конституцион­ным законом от 17 декабря 1997 г. № 2-ФКЗ «О Правительстве РФ», постановляю:

1. Упразднить Федеральную служ­бу по надзору за соблюдением за­конодательства в области охраны культурного наследия.

2. Передать Министерству культу­ры РФ функции упраздняемой…»

О том, как функционируют некото­рые наши министерства и ведомства, нам известно не понаслышке. Столь­ко памятников старины в областных центрах, в старинных городах, да и в самой столице было пущено под ковш экскаватора, столько спалено в «случайных» пожарах, что о нашем городище Маджар даже заикаться нечего. Далеко мы от столицы, и ми­нистерство даже с крыши элеватора не увидишь. Вот и переписываются «чёрные копатели» в Интернете от­крыто (цитирую до последнего знака – Н. Ч.): «Ну не знаю как на заказниках, я ездил в Маджар, Верхний Джулат, Нижний Джулат там сплош паханые поля и никому дела нет до копателей, хотя слушок прошёл что за Маджаром следить начали, а что уже следить всё распахано, всё уничтожено. В Верхнем Джулате так вообще ещё в советские времена минарет нечайно взорвали и поставили на этом месте памятник с надписью «Здесь был Таратупский минарет». На Нижнем от минарета только основание осталось. Если кому интересно могу выложить фото». А вот ещё. Пишет некий «Про­фи»: «Вот уважаемые форумчане хочу поделиться не большой радостью!!! не так давно поехал на Маджар, копал долго была в основном одна медь и вот приятный сигнал капнул пер­вая спайка 3 дерхе­ма, сразу проскачила мысль клад!!! Но нет после 2 часов капания всех сигналов всего 17 дерхемов но тоже неплохо!!! На фото 15 дерхемов, один пода­рил другу Северу 26 один продал. да чуть не забыл все были в спайках по 3, 4, 5, один только был не спаен. Площадь нахо­док 20 квадратных метров, глубина 15 сантиметров». На это сообщение от­реагировали из Москвы так: «Хороши находки, поздравляю! Я думаю, надо там ещё поискать, находки будут». А вот из Белгорода просто пообещали приехать. Покопать, «медь» поискать и арбузов поесть, потому что места наши, как известно даже белгородцам, хорошие.

Не только хорошие, но и бесценные с исто­рической точки зрения, ведь Маджар стоял на пересечении караван­ных путей, идущих через Северный Кавказ, и к за­холустным городам ни­как не относился. Под­вляющее большинство найденных в городе мо­нет было чеканено при ханах Тохте (1290-1312), Узбеке (1312-1342) и Джанибеке (1342-1357), а в связи с широким денежным оборотом, в обиходе повсемест­но использовались ма­ленькие глиняные ко­пилки в форме шара с узкой прорезью сверху. Эдакий прообраз совре­менной свиньи-копилки. Найдено также значительное количе­ство китайского фаянса, бронзовые китайские зеркала, посуда из Хорез­ма, бронзовая аптекарская ступка из Западной Европы.

В прошлом году, по осени, мне довелось побывать в музее краеве­дения имени Прозрителева и Праве. Сразу скажу, что стремилась туда, дабы посмотреть на богатейшую некогда экспозицию нахо­док с территории Маджара. Удивле­нию и разочарова­нию моему не было предела, когда вме­сто роскошных экс­понатов я увидела единичные образцы предметов обихода и десятка полтора позеленевших мо­неток, разбросанных среди осколков горшков и кувшинов средневековых гончаров. Печально, что за многие десятилетия относи­тельной просвещённости мы так и не научились беречь историческое на­следие. Может быть, поэтому у нас с на­стоящим и будущим не всё в порядке? Но, вернёмся к нашим, так сказать, Маджарам. Большое количество любителей поживить­ся за счёт истории вполне объяснимо. Если мало-мальски покопаться и «по­гулять» с металлоде­тектором в окрестно­стях, то найти можно многое, потому что на базары Маджара кочевое население близлежащих степей привозило про­дукты своего хозяйства: скот, шерсть, сало, молочные продукты, шкуры, лошадей, а здесь покупало всё для себя необходимое: ткани, изделия из металла, глиняную утварь, хлеб, соль и прочее. И платило за это монетой звонкой. Мо­нетой, стартовая цена которой сегодня на Интернет-аукционах от 2500 рублей.

Арабский путеше­ственник Ибн-Баттута, посетивший Маджар в 1333 году, оставил в путевом дневнике, известном как «Пода­рок наблюдателям по части диковин стран и чудес путешествий», запись: «Город Мад­жар большой, один из лучших тюрк­ских городов, на большой реке, с садами и обильными плодами. Мы остановились там в ските благоче­стивого, религиозного, престарелого шейха Мухаммеда Эльбатаиха, родом из Батиаха Иракского (…). В ските его около 70 факиров арабских, персид­ских, тюркских и румских, женатых и холостых. Живут они подаяниями. Жители этой страны питают большое до­верие к факирам и каждую ночь приво­дят в скит лошадей, коров, овец. Сул­тан и хатуни сами посещают шейха и получают от него благословения. Они расточают ми­лостыню и раздают большие подарки, в особенности женщины, которые делают большие подаяния и творят добрые дела.

В городе Маджаре мы совершили соборную молитву, по окончании ко­торой на амвон взошёл проповедник Иззеддин (или Медждэддин), один из правоведов и знаменитостей Бухары, у которого было множество учеников и чтецов, читавших перед ним. Он произнёс проповедь и увещания, при­чём присутствовали начальник города и старейшины его.

На базаре этого города я увидел еврея, который приветствовал меня и заговорил со мною по-арабски. Я спросил его, из какой он страны и он сооб­щил, что он из земли Андалузской (Испания), что он прибыл оттуда сушей, а не ездил морем, и приехал через Константино­поль Великий, через Румские земли и страну Черкесов… Он упомянул также, что с тех пор, как он был в Андалусии, прошло 4 месяца. Торговцы странствующие, которые знакомы с этим делом, под­твердили правильность его слов».

Ибн Баттута ставит город Маджар в один ряд с крупнейшими золотоор­дынскими городами. Характеризуя Узбек-хана, он говорит: «Владения его обширны и города велики. В числе их: Кафа, Крым, Маджар, Азов, Судак, Хорезм и столица его Сарай».

Говорят, что голоса истории можно услышать, выйдя за город, в поле. В тихую погоду, на закате или на рас­свете, слышны голоса караванщиков, рёв верблюдов, плач детишек, крик петуха и мерный гул большого торго­вого города…

По большому счёту, археологические работы на территории городища Маджар в последний раз велись в конце 80-х — начале 90-х годов прошлого столетия. Проводила их совместная экспедиция Ставропольского пединститута, МГУ им. М. В. Ломоносова и Центра культурной и исследовательской деятельности ЦЭНДИСИ при РАН. Как рассказывает историк Э. Заливинская, на пустыре, предназначенном под строительство новой больницы, были найдены остатки сильно разрушенных домов, две землянки, многочисленные хозяйственные ямы. В целом, раскопки показали сильную разрушенность культурного слоя в этой части городища.

В 1993 году экспедиция МГУ, которая вела раскопки на правом берегу р. Кумы, «на полях совхоза «Прасковейский» обнаружила остат­ки гончарных и других мастерских, жёлтые пятна разрушенных сырцовых построек. По свежей вспашке было собрано большое количество подъёмного материала: керамики, металлических и костяных изделий, серебряных и медных монет и одна золотая монета Делийского султаната. Был вскрыт жилой дом, планировку которого можно было полностью проследить. Стены его были каркасными, дощатыми, обма­занными глиной. В доме имелось два помещения: жилое — с очагом, каном и двумя суфами — и хозяйственное — с двумя погребками для хранения про­дуктов. Рядом с этим домом находи­лись ещё два, худшей сохранности. Кроме жилых построек, были вскрыты многочисленные ямы, богатые вещевым материалом. В одной из них был найден клад из семнадцати серебряных монет».

Следует отметить, что с организа­цией масштабных раскопок Маджара и вопросом его исторического изуче­ния всегда было неблагополучно. На мой взгляд, одной из причин такого отношения к памятнику является проблема его культурной атрибуции. Маджар считали скифским городом, видёли в нём прародину венгров, отождествляли с хазарами, но только изучение Маджар В. А. Городцовым в 1907 году частично разрешило этот вопрос, связав Маджар с историей Золотой Орды. Не стоит сбрасывать со счетов и нехватку времени и средств. Несмотря на то, что Маджар исследовался на протяжении более чем 200 лет, над памятником нависла угроза его полного уничтожения, хотя впервые обратил внимание Россий­ской Академйи наук на Маджар в 20-х гг. XVIII в. полковник И.-Г. Гербер, давший общее описание городища: «В местности, где река Кума прини­мает в себя речку Бируму.., видне­ются развалины большого города с прекрасными каменными дворцами и сводами, по которым, равно как и по лежащим под руинами тёсаным камням, украшенным чистой резной работою, можно заключить, что в древности это был значительный, и славный город». В то время ещё мож­но было видеть «подвалы со сводами и развалины больших дворцов».

А вот ещё интересный факт, бла­годаря которому в копилку истории городища было ещё кое-что добав­лено. «Выдающийся учёный и госу­дарственный деятель В. Н. Татищев в бытность астраханским губернато­ром не только описал Селитренное городище и другие золотоордынские памятники в Нижнем Поволжье, но и отправил небольшую экспедицию для изучения Маджара. Для зарисовки развалин В. Н. Татищев выписал из Петербурга «от Академии наук учени­ка живописного» Михаила Некрасова. Также он обратился к коменданту Кизлярской крепости с просьбой командировать «для снятия места и положения на карту из кондукторов (проводников) способного человека, да в конвой 30 или 40 человек». Экспедиция, в состав которой кроме М. Некрасова вошли чертёжник Андрей Голохвостов и 20 казаков, состоялась в июле 1742 года. Отношения между художником и кондуктором не сложились, о чем М. Некрасов довольно эмоционально пожало­вался в своём отчёте В. Н. Татищеву: «Недоезжая до Маджара вёрст за 20, а от дороги с версту, видимы были за Кумою полаты, к которым я ево, кондуктора звал то оной с не­малым в том нарекании не поехал и ждать меня не хотел, по которому я принужден был к тем полатам не заезжать. А как 31 числа в вечеру к Маджарам приехали, и 1 августа начали оное здание, рисовать, тогда оной кондуктор, снявши то здание примером, стал меня спешить, чтобы ехать назад, но я ему говорил, что не можно в так короткое время то здание по моему искусству правильно снять, но оной кондуктор не только сам по­рядочно то здание на план с мерой положил, но с ругательством про оное говорил: «Что много смотреть сего?». И по многом со мной споря, от меня взяв лучших казаков, поехал в полудни, а меня с осмью человеки худоконными на оном месте оставил. И хотя было не мало от воровских людей, как оставшие со мной каза­ки объявляли, опасно, однако ж я, не хотя так без исправления ехать, пробыл тут до самого вечера; что возможно, того здания каждую полату особо и пришпект сделал. При том же видны были яко бы погреба, — то, за взятым оным кондуктором одной лопатки и топора, и наступившим поздним вечером боле изыскивать на том месте был опасен, — поехал возвратно. И едучи назад к видимым полатам, стоящим за Кумою, для снятия один ехать опасался, ибо и так трёх человек, живущих в камышах, при переправе нашей видели, и за тем принуждён был, оставя оные, поехать и ево, кондуктора, догнать. На другой день в верстах 25 нагнал и поехал вместе, который во всю до­рогу меня всячески ругал и хотел сечь плетьми. И как стала подо мною ло­шадь, то оной кондуктор, своевольно возымев команду, запретил казакам, чтобы мне лошади в перемену из-под казаков не давать, но у одного казака уже с великой просьбою, дав деньги, переменил».

Рисунок М. Некрасова был опу­бликован в 1841 г. К. Бэром. На нём изображён берег реки Кумы, на котором видны остатки около 45 мавзолеев из обожжённого кирпича. Строения на рисунке изображены достаточно подробно с большим ко­личеством деталей. Э. В. Ртвеладзе, изучавший маджарские мавзолеи, даже приводит их примерные размеры. Это прямоугольные в плане здания (10×7 м) с одним квадратным помещением (5 х 5 м) и сильно раз­витым порталом, лежащим на про­должении боковых стен. Портальная ниша перекрыта стрельчатой аркой и оформлена двумя П-образными рамами. На щековых стенах портала были сделаны неглубокие ниши, пе­рекрытые стрельчатыми арками. Аналогичные ниши с дверями или окнами находились и по центрам трёх стен мавзолея как внутри, так и снаружи. Стены мавзолеев толщиной 1,1 -1,2 м сложены из золотоордынского кирпи­ча стандартного формата. Снаружи здания были украшены изразцовыми кирпичами бирюзового цвета, мо­заиками из поливных элементов раз­личной формы бирюзового, синего, белого, зелёного и красного цветов, а также резной архитектурной кера­микой с бирюзовой поливой. Внутри стены были оштукатурены.

Общая высота зданий составляла порядка 14 метров. Такой тип мавзо­леев «пришёл» из Ирана.

Впрочем, доказать на сегодняш­ний день или опровергнуть что-то уже практически невозможно, ибо на местах, где некогда блистали глазу­рованной плиткой мавзолеи, давным-давно располагаются кварталы современного города. Осталось об­ширным лишь поле для дискуссий и споров учёных археологов, которые с завидной регулярностью собираются на форумы. Нам же, живущим на этой богатой историческим наследием земле, приходится довольствоваться описаниями того, что восхищало на­ших не столь далёких предков. С.-Г. Гмелин, побывавший Маджаре в 1772 году, писал; «Фигура сохранившихся ещё зданий — четырехугольная, вось­миугольная и круглая. Все от 4 до 9 сажен высоты, четырехугольныя и восьмиугольныя оканчиваются остро­конечной пирамидою, или кверху суживаются пирамидально. К этой пирамиде, или куполу ведут потаённыя винтовыя лестницы, сделанныя в боковых стенах, которыя узки и не шире 15 дюймов. Пирамиды или куполы освещаются отверстиями по сторонам на подобие окон. В крыше куполы со сводами. При каждом доме есть выстроенная из камней высокая и просторная галерея с двумя отвер­стиями — окнами, дверь из этой гале­реи ведёт в главную нижнюю комнату. Вход в галерею низкий, выступом. И так каждое строение состоит только из одной главной нижней комнаты, галереи, купола или пирамиды. Главная комната освещается небольшими довольно высоко расположенными узкими отверстиями, наподобие окон с каждой стороны… Постройка кру­глых домов ещё более отличается от теперешней европейской и азиатской архитектуры. Эти дома также от 4 до 9 сажен (одна сажень равняется 2,16 метра) высоты, не велики, кверху со сводами, и закруглены, так похожи на персидские другия сторожевые башни, что их можно было бы считать такими башнями, если бы они не стояли на ровном месте, и если бы вместо бойниц у них не было просто отверстий, заменяющих окна… По­средине главной комнаты находится круглое отверстие, ведущее в подвал и имеющее от 3-х до 4-х футов в поперечнике, закрывается оно хорошо прилаженным камнем. Этот подвал — горизонтальный коридор, часто не длиннее комнаты, но нередко он идёт под фундаментом по прямой линии как раз в черте двора, где есть и закрытый вход в него». «Кирпичи такие же, какие ещё делают астра­ханские татары… Для кладки стен употреблены в некоторых строениях известь и песок, но преимущественно глина, почти все комнаты изнутри оштукатурены известью, сглажены и выкрашены. Фундаменты большей частию из кирпича, немногие из плитняка, но все очень прочные. Балки сосновыя… Украшения зданий состоят из глазированных камней синяго, зеленаго, краснаго, кирпичнаго и жемчужнаго цвета, которые весьма красиво и искусно вделаны между кирпичами во внутренния и внешния стены нижней комнаты, пирамиды или купола и галереи в форме трёх- или четырёхугольников, ромбов, крестов, сердец и различных фантастических фигур. Совершенно то же мы видим и в строениях в Селитренном городке». С.-Г. Гмелин считал все здания замками магнатов, а круглые башни магазинами, то есть складами.

Пока ведутся разговоры о сохра­нении того, что осталось от Маджара, на территории современного города и в пределах охранной зоны продол­жается строительство, берега Кумы размываются течением и дождями. Без охранных мероприятий и архео­логического изучения Маджар вскоре превратится в ещё один полностью утраченный па мятник истории и культуры нашего Отечества.

Наталья Чурсинова, «Будённовск сегодня»

Комментарии

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.