Свет в конце тоннеля... Исповедь наркомана | Будённовск.орг

Свет в конце тоннеля… Исповедь наркомана

Дата: 20.07.2012 | Время: 9:19
Рубрики: Статьи | Комментировать

BUDENNOVSK.ORG Иван Б. (имя изменено) — наркоман, по «общепринятым» меркам, с огромным стажем — 10 лет. Если учесть, что ему самому всего 25, то почти половина сознательной жизни молодого человека про­шла в наркотическом угаре. Печальный факт. К 25 годам многие уже добиваются заметных успехов, а жизнь Ивана фактически сегодня начинается с «чистого листа». И только сейчас он видит «свет в конце тоннеля», который дарит надежду. Ниже — его рассказ: чест­ный, нелицеприятный к самому себе, откровенный до исповедальности…

— Родился я в Ростове-на-Дону во вполне благополучной семье. Оба родителя — педагоги, преподаватели физической культуры в средней шко­ле. Есть старшая сестра. Жизнь подростка в мегаполи­се существенно отличается от жиз­ни в маленьком городке или посёлке — больше возможностей, но и боль­ше соблазнов. Увы, мне не удалось их избежать. Сомнительные дворо­вые компании, погоня за «острыми» ощущениями, относительная личная «свобода» — всё это сыграло свою роль в дальнейших событиях. Мои родители — порядочные, умные люди — не смогли проконтролировать всё, что со мной происходило. Можно ли их в этом упрекнуть? Нет, конечно… Времена были непростые, они стара­лись сделать всё, чтобы семья ни в чём не нуждалась: материально мы были вполне обеспечены. Условия, в которых я вырос, были благоприят­ными. Во всём могу винить только себя самого.

Короче, уже с 8-го класса я «плот­но» подсел на алкоголь, был хорошо знаком с марихуаной и её «произ­водными»: конопляными «кашей» и «молоком». Разумеется, к 9-му клас­су мозги были задурманены полно­стью, и о продолжении учёбы речи не шло. С горем пополам окончив де­вятилетку, я поступил в правовой (!) колледж. Оттуда за неуспеваемость меня выгнали быстро. Следующий этап — ПТУ, специальность — «ком­мерсант в промышленности». Это учебное заведение окончить уда­лось, как ни странно.

Почему «как ни странно»? Да по­тому, что вся «учёба» сопровожда­лась неутолимой погоней за кайфом. Алкоголь и анаша дополнились коеиносодержащими таблетками, ко­торые приобрести в аптеке не со­ставляло никаких проблем. Но в том и опасность наркозависимости, что она постоянно требует нового, более сильного и разнообразного кайфа. Один из «друзей» (во время учё­бы в ПТУ) пред­ложил попробо­вать опий. Чек (доза) стоил 150 рублей. Вполне доступная цена! Взяли, попробо­вали. Понрави­лось.

Дальше -больше. Постоян­но требовались деньги. Стали за­ниматься воров­ством, уличными грабежами. Многих моих подельников поймали и поса­дили, а мне как-то удавалось не по­падаться. Родители, конечно, обо всём уже догадывались — ругали, умо­ляли, пытались что-то изменить. Куда там! Я уже вовсю кололся. Слушал их, а сам лихорадочно соображал: «Где взять деньги на дозу? Что ещё из дому можно вынести и продать?». Потом в городе начал очень эф­фективно работать наркоконтроль. Опий убрали с «чёрного» рынка бы­стро. Что было делать? Свинья, как говорится, грязи найдёт. Взамен пришёл кондитерский мак. Не сто­ит здесь рассказывать о технологии приготовления, но зелье готовилось без проблем. Уходил из дома, ночевал в каких-то притонах, у «друзей». Доза — кайф — жажда новой дозы — преступление — деньги — доза. И так — без кон­ца, без края. В какой-то момент по­чувствовал — всё, полная необрати­мость, пропасть. В какой-то момент сработал инстинкт самосохранения: сам завёл разговор с родителями о своей проблеме.

Меня положили в наркодиспан­сер на три недели. Куча лекарств, дикие ломки. Выдержал. После кур­са лечения — антидепрессанты. Ощу­щал себя «овощем» — без эмоций, мыслей в голове. Ходил как зомби… Через неделю бросил пить таблет­ки и начал употреблять алкоголь. А дальше — снова таблетки, наркоти­ки. Помню, что мне реально «срыва­ло крышу»: стал раздражительным, агрессивным. Хулиганил, дрался, по­падал в милицию. Родители в отчаянии букваль­но за руку отвели меня в военкомат. Меня не хотели призывать! Видно уже было, что я законченный нарко­ман. Не знаю, как получилось, но в армию меня всё же призвали. При­чём, в элитные войска — спецназ ГРУ. Не буду рассказывать, как мне далась «учебка» — это был кошмар.

Полное исключение табака, алкоголя и прочего. Большие физические на­грузки. Уже через месяц я был почти в порядке! Это был шанс, которым я, увы, не воспользовался. Ни в каких «горячих» точках мне побывать не довелось. Занимались охранной деятельностью в Подмо­сковье (по понятным причинам под­робностей не будет). Но именно в армии я стал заниматься спортом -штанга, другие силовые упражнения, бег. Можно сказать, что к моменту демобилизации был уже совершенно здоровым. Как-то попробовал пиво -не смог много выпить! Не хотелось!

После возвращения домой очень хотел вернуться назад, на контракт­ную службу. К сожалению, судьба распорядилась иначе. Временная работа на гражданке — по установке рекламных щитов — привела к новым «знакомствам» и новым «друзьям». Таблетки, амфетамины, маковое зерно. Дальше — ещё хуже. Когда антинаркотические службы стали ра­ботать совсем успешно, «дурь» ста­ло доставать очень сложно. И посто­янно нужны были деньги! Опять грабежи, воровство. На этот раз попался. Четыре месяца в СИЗО, суд, 2,5 года условно… На свободе за ум не взялся. Работал на стройке, комплектовщиком на скла­де. Долго не задерживался на одном месте. Умудрился создать и семью (правда, без регистрации брака). Ро­дилась дочь. Но даже это не останав­ливало от употребления наркотиков. Уходил из семьи, неделями не ноче­вал дома.

Однажды, когда уже совсем не могли достать ни таблетки, ни мака — один из таких же, как я, предложил «сварить» дезоморфин. Ингредиен­ты его легкодоступны. Сварили. Уко­лолись. И так — полтора года, пока у меня не стала распухать нога от уко­ла, сделанного «не туда». Я уже дав­но кололся в пах, вены на руках и но­гах были все «сожжены». Родные не знали, что им делать. Мама договорилась с ребятами из регионального реабилитационно­го центра «Преображение». Я нахо­дился у них два раза — в Волгодонске (две недели) и Таганроге (три меся­ца). Не помогло. Пока там — перела­мываешься на разрешённых препа­ратах, потом, дома — снова варишь зелье, колешься.

Знаете, вот тогда я уже полно­стью решил — всё, конец. И только ждал этого конца, больше ничего. Ушла жена с ребёнком, и я её пони­маю. Настоящих друзей не осталось. Впереди — или тюрьма, или смерть. Запомнился момент. Это уже было в нынешнем, 2012 году. Шёл я с одним из своих знакомых мимо хра­ма — кафедрального собора в Росто­ве. И говорю ему ни с того, ни с сего: «Давай зайдём!». Зашли. Молиться я не умел, не знал даже, как себя вести в церкви. Но хорошо помню, что стал горячо молиться (молча, про себя) Богу о помощи. Не запомнил свои слова и мысли. Это были просто эмо­ции, чувства. Когда выходили из храма, я вы­вернул все карманы и стал бросать в жертвенник последнюю мелочь. То­варищ сказал: «Ты что? У нас даже на трамвай денег не осталось!». А я ответил что-то вроде: «Ничего, спра­вимся.». И отдал всё.

Дня через два мама мне вдруг говорит: «Я увидела объявление в газете. Организация «Ростов без наркотиков» направляет наркоза­висимых на реабилитацию в право­славное братство. Давай попробу­ем!». Это была бессонная ночь. Но утром мы позвонили. А уже в 11 -00 за мной приехали ребята — Илья и Ва­силий. Тем не менее, я ещё успел в аптеке «дурных» таблеток накупить -«на дорогу». Вот так я «реабилитиро­ваться» ехал! Это ещё раз говорит о том, что невозможно изменить свою судьбу в один миг. Путь к выздоров­лению труден, извилист.

Таблетки не пригодились. Сна­чала меня привезли на Ставропо­лье, в Изобильный, где я пробыл три месяца. Вот уже месяц нахо­жусь в Будённовске, местном филиа­ле Спасо-Преображенского реабили­тационного центра. Четыре месяца без наркотиков! Тем, кто понимает, что это такое, объяснять ничего не нужно. Всем остальным скажу: было очень трудно. Порою — невыносимо. Но с помощью молитвы, поддерж­ки братьев, с Божьей помощью я это пережил. Не скажу, что все мои про­блемы уже решены. Сказать такое может только неискренний человек, а поверить в это — только наивный. Наркомания страшна не только сво­ими последствиями, но «цепкой хват­кой»: взяв однажды за горло, она не отпускает потом долгие годы. Даже если очень большой период ты об­ходился без кайфа, не факт, что это когда-нибудь не повторится. Мой «армейский перерыв» — тому под­тверждение. И чтобы противостоять этому, нужно изменить самого себя. Свои взгляды, убеждения, жизнен­ные установки. Именно это происхо­дит со мной сейчас.

У меня появилась надежда, поя­вился «свет в конце тоннеля»! Весь этот мрак, который сопровождал меня долгие годы, стал потихоньку рассеиваться. Я хочу жить! Мне инте­ресно жить, мне есть для чего жить. Недавно разговаривал по теле­фону с супругой (она вернулась на­зад, к моим родителям) и даже с дочкой. С мамой разговариваю по­стоянно. Они верят в меня, осторож­но радуются переменам со мной. Ждут только хорошего. Не буду больше ничего говорить. Но и я сам очень, всем сердцем хочу, чтобы всё было со мной по-другому. Без нарко­тиков.

Записал Олег Пономарёв, «Вестник Прикумья»

ДЛЯ СПРАВКИ. Любую ин­формацию и необходимые кон­сультации вы можете получить у представителей Будённовского филиала Спасо-Преображенского реабилитационного центра для наркозависимых при Казанской церкви г. Будённовска. Контакт­ный телефон — 8 (928) 818 00 12

Комментарии

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.