Алксандр Пантюков: "Вижу довольно слабый кадровый и чис­ленный потенциал став­ропольского казачества" | Будённовск.орг

Алксандр Пантюков: «Вижу довольно слабый кадровый и чис­ленный потенциал став­ропольского казачества»

Дата: 31.08.2012 | Время: 15:28
Рубрики: Интервью | Комментировать

BUDENNOVSK.ORG  Восточные рубежи Став­рополья – в постоянном «фокусе» северокавказс­ких СМИ. Тем интереснее услышать о том, что там происходит, что называ­ется, из первых уст. Наш собеседник — житель Бу­денновска, общественный деятель Александр Пан­тюков.

Внимания хватает

— Алек­сандр, власти края взя­лись за да­гестанских овцеводов, которые прописаны в основном на кошарах. Их теперь ре­гистрируют только в жилых помещениях, а это нравит­ся не всем…

— Проблема состоит в том, что русскоязычное население покидает восток края из-за экономических проблем, отсутствия бе­зопасности и ряда других факторов. А жители Да­гестана, напротив, хотят работать и зарабатывать деньги на «пустующих» плодородных землях. Они пользуются законами о выделенных (выгонных) пастбищах, принятыми еще при СССР. Корен­ным жителям, казачеству этот процесс невыгоден. По-моему, руководство Ставрополья ведет пра­вильную политику по минимизации очагов на­пряженности между на­родами, руководствуясь федеральными законами и законами края. То есть решает вопросы в цивили­зованном поле.

— Не боитесь, что имен­но на вашей малой родине может вспыхнуть очередная Чечня?

— Я думаю, даже в слу­чае политического, эко­номического, националь­ного кризиса федеральный центр не допустит возник­новения локального либо регионального вооружен­ного конфликта на нашей территории. Что позволяет мне так думать? Основа­ний предостаточно! На­сыщение специальными войсковыми группами на территории Дагестана, а также на границе Став­ропольского края говорит о том, что власти страны уделяют огромное внима­ние нашему региону.

Тем не менее уровень преступности на востоке края неоправданно высок. И это неудивительно: в миграционных процессах, которые растут, как снеж­ный ком, задействованы два течения.

Во-первых, исход за­конопослушного, толе­рантного, образованного, воспитанного на интерна­ционализме русскоязыч­ного населения с нашей территории. И происходит это потому, что никто не гарантирует безопасного и спокойного здесь про­живания.

А на освободившееся место приходят люди с другой ментальностью и верой, с которыми нас, русских, пытаются столк­нуть на религиозной и на­циональной почве агенты спецслужб иностранных государств и уголовный элемент, желающий из­влечь прибыль из хаоса национальной вражды.

Но у них это не полу­чится! Ведь в основной своей массе население Северного Кавказа обща­ется на принципах спра­ведливости, уважения и интернационализма.

— А не потому ли еще про­исходит исход русских, что экономика на этой террито­рии влачит жалкое сущест­вование и работа осталась в основном для овцеводов?

— Абсолютно с вами со­гласен, Елена! Люди, ко­торые всю жизнь работа­ли в определённой сфере, вдруг оказываются перед выбором: или искать что-то другое, или уезжать в более развитый регион, крупные города, либо пе­реучиваться и приспосаб­ливаться к новым реали­ям жизни. Многие, живя в приграничном районе, отправляют детей на учёбу подальше в Рос­сию. Дети там остают­ся, находят работу, заво­дят семьи, и в конечном итоге родители уезжают к ним. Я вижу титаничес­кие усилия правительства Ставропольского края в привлечении инвестиций, но для инвесторов ведь фактор безопасности и стабильности основной, а экономика уже на вто­ром плане…

Казаки разрознены!

— У краснодарцев созда­ется казачья полиция, в нашем же крае, который в кольце кавказских респуб­лик, ни о чем подобном и не заикаются. Не парадокс ли?

— Во время недавней поездки в Краснодарский край я много чего ус­лышал от жителей этого региона по поводу выска­зываний их губернатора. Недовольство Ткачёвым огромное, и люди счита­ют, что многие его гром­кие слова — всего-навсего пиар. Хотя нам казачья полиция тоже не помеша­ла бы — как, впрочем, и Ростовской области…

Но тормозит процесс отсутствие должного фи­нансирования в отличие от того же Краснодарс­кого края, правительству которого выделяют 650 миллионов в год на ка­зачьи дружины.

— На федеральном уровне год назад много говорили о наделении ставропольских отделов Терского казачье­го войска (ТКВ) землей, привлечении их в охранные агентства. Что-то реали­зовалось, или это только слова?

— Пока вижу довольно слабый кадровый и чис­ленный потенциал став­ропольского казачества и отсутствие специальной подготовки. А главных проблем именно на вос­токе с ТКВ — две.

Первая — отсутствие координации со стороны руководства Терского ка­зачьего войска и Ставро­польского казачьего об­щества, нежелание или неумение самостоятельно решать острые неотлож­ные проблемы.

Вторая проблема – ра­зобщенность районных казачьих обществ. Нет лидера, способного объ­единить казачество на востоке Ставропольского края.

А что касается много­численных обещаний, то пока я не слышал ни о новых наделах земли, ни о казачьих охранных предприятиях.

— На ваш взгляд, люди бегут с востока Ставропо­лья прежде всего из-за того, что никто не гарантирует им безопасность. Неужели и реформа полиции никак не улучшила ситуацию?

— Наше общество боль­но. Болезнь общеизвестна – это коррупция. Поли­ция – тоже люди, которые подвержены этому постыд­ному явлению. Среди по­лицейских много достой­ных и порядочных людей, но и немало проходимцев, непрофессионалов, да и просто преступников. Рецепт один – выжигать каленым железом эту не­чисть! Но процесс только начался…

С Александром Пантюковым беседовала Елена Панкова, «Аргументф и факты»

Комментарии

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.