И вдоволь хлеба… | Будённовск.орг

И вдоволь хлеба…

Дата: 11.10.2011 | Время: 9:08
Рубрики: Интервью | Комментировать

BUDENNOVSK.ORG Крестьянину на роду написано быть кормильцем страны. Однако в остальном руку помощи ему должна протянуть сама система.

Полагаю, немного найдется примеров — и не только в крае, но и во всей стране — когда один и тот же человек одновременно возглавляет и коллективное, и фермерское хозяйство. И ведь мало того: и то, и дру­гое — в когорте лидеров по производству зерновых как на Прикумье, так и за его пределами.

Александр Николаевич Анпилогов, директор ЗАО «Калинин­ское», руководитель ПСК «Фермер Прикумья», председатель краевой Ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств, имеет большой вес в аграрных кругах Ставрополья. За многолетний добросовестный, а главное, результативный труд награжден медалями Петра Столыпи­на, Терентия Мальцева, «За заслуги перед Ставропольским краем». Ему присвоены звания заслуженный фермер России, заслуженный ра­ботник сельского хозяйства РФ.

— Александр Николаевич, сель­скохозяйственный год во многом можно считать завершенным. Вы удовлетворены его итогами?

— В целом, да. Каждый зерно­вой гектар дал нам нынче почти по 52 центнера, а общий валовой сбор превысил 53 тысячи тонн. Это при­мерно десятая часть всего районно­го каравая.

— Вы берете в расчет продук­цию, полученную с пашни обоих хозяйств?

— А как иначе? Это наша земля, на которой мы пашем, сеем, выра­щиваем и убираем хлеб. Между про­чим, во время уборки у нас нет ника­кого дележа и все едино: уборочная площадь, техника, люди. Это обе­спечивает свободу маневра, столь необходимую в горячую пору, и по­зволяет экономить самое дорогое — время.

— В условиях зоны рискован­ного земледелия востока Ставро­полья вам и вашему коллективу удается добиваться впечатляю­щих результатов. Поделитесь се­кретами успеха.

— У меня многие об этом спра­шивают. Основное, на мой взгляд, в том, чтобы открыть людям перспек­тиву, поверить в нее, нацелить их на конечный результат, а главное — конкретно показать с помощью чего, как это сделать.

— И как же?

— Мы начали с укрепления испол­нительской дисциплины на производ­стве, повсеместного внедрения режи­ма экономии, оптимальной, насколько возможно, расстановки кадров. Жизнь подтвердила правильность такого пути. Ну и, конечно же, соблюдение техноло­гии выращивания зерна, общая культу­ра земледелия: что в землю положишь, насколько вовремя и правильно ее об­работаешь, то, соответственно, и по­лучишь. В последние годы мы стара­емся придерживаться так называемой интенсивной технологии возделывания зерновых, которая для многих сельхозпроизводителей в советские времена была, по сути, нормой.

— Место это, что называется, больное: сейчас ведь далеко не все аграрии в состоянии вести расширенное воспроизводство, а едва лишь сводят концы с кон­цами.

— Лет семь — восемь назад по сравнению с некоторыми другими хозяйствами района мы находились в худших условиях: ни какой-либо приличной техники, почти полное от­сутствие оборотных средств. Но … смогли, перекрутились. Тут важ­но определиться с приоритетами: на чем можно экономить, а на чем — нельзя. Начали с технического перевооружения тракторного, комбайно­вого парков, автогаража. Работу эту проводим целенаправленно, плано­мерно и, несмотря на то, что многое уже сделано, на сегодня полностью она еще не завершена.

— Да и на зарплате вы не эконо­мите: в «Калининском» она одна из самых высоких в аграрном сек­торе района.

— Самая высокая. Средняя состав­ляет порядка 12 тысяч рублей, а у механизаторов она вдвое выше. Я счи­таю, что каждый должен получать достойное вознаграждение за труд, особенно те, от кого непосредственно зависит успех производства.

— Урожайность в полсотни центнеров для «Калининского» предел?

— Совсем нет. Мы могли собрать и больше.

— Что помешало?

— Отсутствие тепла. Слишком хо­лодной в этом году оказалась весна и, особенно, апрель. По этой причи­не зпаки не могли получить полно­ценного завершения развития. Нын­че наблюдалась такая картина: посевы, -размещенные на взгор­ке и по этой причине «схватившие» больше тепла, дали нам урожай по- весомее, но вот все, что располага­лось в низинах, уже радовало нас не в той мере.

— Александр Николаевич, как собираетесь распорядиться вы­ращенным урожаем?

— Практически весь он — а это примерно четыре пятых от общего каравая — лежит сейчас на складах.

— Услугами элеватора вы не пользовались ни с начала девя­ностых, когда стали фермером, ни с 2003 года, когда акционеры «Калининского» доверили вам возглавлять крупное зерноводческое хозяйство. Это принципиаль­ная позиция?

— Да нет, просто так удобнее. В момент уборки на счету буквально каждая минута. И когда мы отво­зим зерно в свои хранилища, а не на элеватор, то сокращаем «плечо» в несколько раз, а, значит, экономим самое дорогое, как я уже говорил, — время.

— «Калининское» принадлежит к числу очень немногих на Прику­мье хозяйств, которые могут по­зволить себе придерживать свою главную сельхозвалюту до пико­вого курса…

— Не обязательно пикового. Нас вполне устроил бы оптимальный.

— И какой он на сегодня по ва­шему мнению?

— Шесть с половиной рублей за килограмм продовольственного зер­на мне представпяется достаточно справедливой ценой.

— А что предлагают трейдеры?

— Почти на рубль меньше. Но по такой цене мы продавать не можем. У нас себестоимость пшеницы и так больше четырех рублей из-за того, что мы не экономили на затратах при ее выращивании, делали все по тех­нологии.

— И это при том, что мировая цена за тонну зашкаливает сей­час за десять тысяч рублей.

— А мы туда даже и не смотрим. Верните крестьянину его, положен­ное, заработанное, чтобы он до­стойно жил, а не выживал, и во­прос будет исчерпан. Но на сегодня все обстоит не так. Один пример. В начале сентября мне позвонили по телефону и предложили купить льготную солярку. Интересуюсь — почем? По 18.60. Спрашиваю — ну, какая же она льготная, если год на­зад за обычную, не льготную соляр­ку я платил 13 рублей? А ведь ГСМ — одна из основных затратных статей. Удобрения также подорожали про­центов, минимум, на 30. Аммофос на начало прошлой осени стоил 16 рублей, сейчас же его нам предла­гают по 23.50. А наша продукция за это время нисколько не подорожала. Как жить в такой ситуации? Как пла­нировать свою деятельность?

— Но государство же как-то компенсирует затраты сельхоз­производителям, выплачивая им субсидии?

— Конечно, хорошо, что есть хоть какие-то субсидии, но хочу сказать, что большой погоды они не делают, да и чтобы получить их, приходит­ся затрачивать иногда очень большие усилия. Может быть, кому-то и неприятно это слышать, но говорю, как есть.

— У фермеров ситуация не луч­ше?

— Хуже. Порядка 80 процентов из них не состоят в госреестре, и, следовательно, не получают ни льгот­ной техники, ни льготного топлива, ни льготных удобрений. Но они реально живут и работают в этих ценах. Как? Для всех большая загадка.

— А почему бы им не легали­зоваться и таким образом попы­таться войти в этот самый госре­естр?

— На любой вопрос существует ответ, но это еще не означает, что он будет легким или лежит на по­верхности.

— Говоря иначе, государство, породив в свое время фермеров, сейчас бросило их на произвол судьбы?

— Я бы все-таки поставил проблему шире. Дело здесь, на мой взгляд, не только в отношении к фермеру, а вообще к сельскому труженику. Крестьянину, как известно, на роду на­писано быть кормильцем страны, и он должен заниматься только этим. Но в остальном руку помощи ему просто обязана протянуть сама си­стема и, по возможности, оградить его от других забот.

— Цена вопроса — продоволь­ственная безопасность страны?

— Именно. И тут, по идее, непьзя жалеть никаких средств.

— Но ведь мы постоянно слы­шим из телеэфира о многомилли­ардных вливаниях в село.

— Если аффекта до сих пор нет, значит, что-то не так, значит, выбран не тот механизм. А, может быть, вме­сто банальной закачки средств, кото­рые не всегда и не в полном объеме доходят до простого сельского труже­ника, попробовать установить спра­ведливые правила игры? Пора, нако­нец, ликвидировать этот абсолютно несправедливый диспаритет цен, и тогда отпадет необходимость в помо­щи из центра. Наоборот, мы сами уже будем в состоянии гарантированно да­вать как продовольствие — и речь не только о хлебе, но и о животноводче­ской продукции — так и деньги в виде отчисляемых нами более стабильных налогов. Вот это и будут настоящие реформы.

— Но нам говорят, что пробле­му одним росчерком пера сверху не решить: существует конъюн­ктура, которую определяют зако­ны рынка.

— Я считаю этот довод, как бы это помягче сказать, обыкновенным лукавством.

— Да, Александр Николаевич, не слишком у нас сегодня получи­лось праздничное интервью…

— А я уверен, что это нормаль­но: праздник — хороший повод на­помнить о проблемах, сказать о них в открытую.

— Ваши пожелания в канун Дня работников сельского хозяйства и перерабатывающей промыш­ленности.

— Хочу пожелать моим коллегам, аграриям Прикумья и Ставрополья, такого же удачного хлебного года и в дальнейшем. И самое главное, что­бы их труд всегда был по достоинству оценен. А нашему родному государ­ству желаю, чтобы оно всегда видело в крестьянах надежную, твердую опо­ру. И подобающе к ним относилось.

Беседу вел Александр Сердюков, «Вестник Прикумья»

Комментарии

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.