От нас ушел почётный гражданин Будённовска Георгий Викторович Мовсесян, автор неофициального гимна города «Будённовцы нигде не подведут» | Будённовск.орг

От нас ушел почётный гражданин Будённовска Георгий Викторович Мовсесян, автор неофициального гимна города «Будённовцы нигде не подведут»

Дата: 12.11.2011 | Время: 14:53
Рубрики: Видео, Статьи | Комментировать

Мовсесян Георгий ВикторовичBUDENNOVSK.ORG В Москве скоропостижно скончался композитор Георгий Викторович Мовсесян. Советские слушатели знали и любили его песни: “Мои года — мое богатство”, “Проводы любви”, “По аэродрому”, “Береза” и многие другие. Его песни исполняли Анна Герман, Иосиф Кобзон, Лев Лещенко, Муслим Магомаев, Вахтанг Кикабидзе, Майя Кристалинская, Эдуард Хиль.

О Георгии Викторовиче в музыкальных кругах ходил такой анекдот. Когда композитор был на гастролях, в его гостиничном номере раздался телефонный звонок: “Вы Мовсесян, автор песни “Мои года — мое богатство”? — “Да”. — “Когда вернетесь в Москву, не расстраивайтесь — вашу квартиру ограбили”. И положили трубку. Музыкант подумал, что это шутка. Но вернулся домой — действительно, обобрали до нитки и оставили записку: “Не расстраивайся. Твои года — твое богатство”.

Музыкой Мовсесян увлекся в детстве. А в 14 лет поступил в Гнесинское училище. Позже служил в армии в музыкальном ансамбле. “Позже взяли меня в Театр киноактера — им нужен был аккордеонист, — вспоминал Георгий Викторович в одном из интервью. — Помню, Борис Андреев и Эраст Гарин меня “экзаменовали”. Прихожу на прослушивание, а они сразу спрашивают: “Карусель” можешь сыграть?” Я тут же сыграл! Этот фокстрот тогда знали и любили все. И меня сразу послали за водкой…”

Он был музыкантом от бога, играл на всех клавишных инструментах. Не мудрено, что талант Мовсесяна стал востребован в оркестре киностудии “Мосфильм”, где Георгий проработал много лет. Сначала играл чужую музыку, а потом стал писать и свою. Одним из любимых соавторов композитора стал поэт Роберт Рождественский…

“В те минуты, когда мы с Жорой общались, это был кладезь остроумия, ненарочитой веселости. Он всегда был душой компании — человек, заряженный на позитив и никогда не унывающий. И музыка у него такая же светлая и позитивная. Достаточно вспомнить его прекрасные песни”, — говорит его друг Лев Лещенко. — Творческий багаж Жоры, безусловно, останется в нашей стране — у него очень много настоящих хитов, которые определили наше время. Для меня он написал песню “Начало” на стихи Рождественского. Кстати, он вообще много работал с Робертом Рождественским, а тот никогда не работал с посредственными композиторами. Жора был его большим другом и почитал его. Очень скорбим и жалеем, что ушел наш друг, наш товарищ — настоящий жизнелюб”.

В свою очередь певец Эдуард Хиль, исполнявший многие песни Мовсесяна, также отметил: “Его любили все — публика, исполнители и редакторы радио и телевидения. Его песни звучали везде — и на “Добром утре”, и во всевозможных “Огоньках”. Жора и сам довольно хорошо пел свои песни, аккомпанируя себе на рояле”. “Он всегда все делал с улыбкой, легко и вообще был очень добрым, веселым человеком. Он и песни сочинял легко”, — пояснил певец.

«Будённовцы нигде не подведут!» неофициальный гимн Буденновска, да и любимая песня всех прикумчан, был написан в 1980 году. Об истории появления на свет этой песни рассказал бывший партийный руководитель Буденновска и Буденновского района Виталий Иванович Михайленко в своей книге «Каким ты был», изданной в городе Нальчике в 1997 году. Фрагмент из которой мы представляем вашему вниманию:

Хороший баянист в любой компа­нии — желанный гость. А в селе Вознесеновке Апанасенковского района Ставропольского края, где я родился, хорошего баяниста ценили не меньше, чем толкового специалиста сельского хозяйства или врача. Толковый баянист-самоучка — ценная находка для жителей моего села. Я часто задумы­ваюсь над тем, что это за явление в жизни росси­ян — гармонь. И что это за явление в жизни россиян — баян… Представляю, что гармонь — это наигрыши, частушки, страдания, озвучивание популярных ме­лодий и песен. Но в руках талантливых гармони­стов гармонь — это явление.

В последние годы на Руси стала невероятно по­пулярной передача «Играй, гармонь!» с ведущим Геннадием Заволокиным. Кажется, звучат в теле­передаче в основном незатейливые наигрыши, ме­лодии, но как люди разных возрастов потянулись к этой программе…

Есть просто гармонисты, которые на сельских и городских вечеринках играют плясовые наигры­ши, популярные песни, а есть гармонисты-профес­сионалы высочайшего уровня, к которым я отношу Геннадия Заволокина и людей, подобных ему.

Были у меня в жизни встречи с Александром Харлампиевичем Заверюхой, что из Оренбургской области. Это вице-премьер Российского правитель­ства, главный аграрник страны. Боже мой, как иг­рает Заверюха на гармони! Вместе со своей женой и братьями они пели задушевные русские песни под собственный аккомпанемент. Какая это пре­красная разрядка! Считаю великим достижением всех россиян, что во всех городах и районных цент­рах, многих селах, станицах, аулах открыты му­зыкальные школы, где есть классы по обучению игре на баяне, других национальных инструментах.

В городе Благодарном на Ставрополье живет и работает семья Найденовых. Отец, Иван Васильевич, — экономист, а его жена Надежда Иосифовна преподает математику в школе.

В этой певучей семье и выросли брат и сестра — Сережа и Галя. Настоящие российские самородки. Как они прекрасно поют дуэтом под аккомпане­мент Сережи. На Всероссийском конкурсе «Играй, гармонь!», в Иваново, Сережа Найденов стал лау­реатом и получил в подарок прекрасно инкрусти­рованную шуйскую гармошку из рук самого Генна­дия Заволокина. Однако и подарок своего деда — баян, Сережа тоже освоил блестяще. С отличием окончил музыкальную школу по классу баяна.

Сейчас Сережа и Галя продолжают учебу в Ставропольской сельхозакадемии — осваивают сложную и необходимую для России профессию экономиста. Но в студенческой художественной самодеятельности, в различных городских, крае­вых и Всероссийских конкурсах принимают самое активное участие.

На одном из студенческих концертов довелось побывать и мне. Очарованный музыкальными спо­собностями Сережи Найденова, я подарил ему один из своих баянов.

Играй, Сережа, на баяне и на гармони, прослав­ляй свою семью, свой род, наше Ставрополье. Иг­рай, Сережа, и пусть тебе вторят тысячи и тысячи гармонистов и баянистов по всей Руси великой.

Хорошо играл на гармони маршал Семен Ми­хайлович Буденный. Любит играть на баяне Виктор Степанович Черномырдин — глава Российского правительства. Однако на балалайках и гармони играют многие, на талантливых балалаечников, гармонистов не так уж. и много. Гармонь, как мне представляется, начальный этап музыкального об­разования россиян. А тот, кто освоил баян, — это уже на порядок выше. Баян — старший брат гармони. Любил играть на баяне выдающийся российский маршал Георгий Константинович Жуков. Есть очень интересные, не исследованные до конца те­мы: гармонь в российской жизни, баян в россий­ской жизни! Я верю, что когда-нибудь с популярной передачей «Играй, гармонь!» выйдет и другая, не менее популярная — «Играй, баян!». И увидим мы на экране талантливых самородков-баянистов, которые были с россиянами и в трудные, и в легкие периоды жизни. В 20, 30, 40, 50, 60, 70, 80, 90-е годы и, наверное, в XXI веке баянисты будут не послед­ними людьми.

Глубоко верю, что баян не только русское, наци­ональное богатство. Баян — это интернациональное достояние. И если его временно потеснили различ­ные вокально-инструментальные группы и теле­клипы, подавляющие зачастую слушателей и зрите­лей децибелами, воем и какофонией, — это пройдет. А любовь россиян к баяну, гармони — это постоянно. Это на века. И в полную мощь снова заработают российские баянные фабрики. Поступят в продажу голосистые, разливистые, уникальные по своим возможностям музыкальные инструменты, в том числе и баяны электронные. Кстати, на таком, лет двадцать назад, я играл, находясь в командировке в Северной Америке.

Баян — мой друг по жизни. Увлечение музыкой, игра на музыкальных инструментах помогали мне в самых различных ситуациях. Я знаю многих сильных мира сего на планете, руководителей го­сударств, которые владеют музыкальными инстру­ментами. Президент США Билл Клинтон велико­лепно играет на саксофоне, президент Франции Валери Жискар Д’Эстен был талантливым аккор­деонистом. Зарубежные фирмы
— итальянские и герман­ские, которые славятся во всем мире, выпускают кнопочные и клавишные аккордеоны. Кнопочный аккордеон и баян это, по сути, одно и то же. Будучи в Германии и других странах, я обращал внимание, что в продаже баянов очень мало. Но я видел в Германии, в частности в Мюнхене, баяны, которые стоили в пределах 15-20 тысяч долларов, т.е. там, видно, была ручная работа, и я даже не посмел попросить его взять в руки. И стоял перед этим баяном, перед этим выдающимся произведением рук человеческих, зачарованный.

Самое большое мое богатство, которое я храню и ни от кого не прячу, — это два концертных баяна, один фирмы «Ройял Стандарт», подаренный мне женой Марией Дмитриевной, а другой — фирмы «Баркаролла», подаренный другом Гариком Акоповичем Адамяном лет тридцать назад. Я их берегу, они мне очень дороги, и их звучание достойно большого оркестра.

Кроме того, я бережно храню и третий баян, ко­торый после смерти отца моего, Ивана Филиппо­вича, забрал к себе. Это маленький «Ростов-Дон», тот инструмент, наш, российский, который многие годы в нашей семье, в нашем роду озвучивал наши праздники, наши торжества. Этот старенький ба­ян — семейная реликвия. Стоит мне только дотро­нуться до клавиш его — и польются воспоминания детства, юности, молодости… Есть вещи, к которым порой опасно прикасаться: они жгут, греют, за­ставляют учащенно биться сердце, даже плакать, напоминая о самом дорогом. Такие вещи есть в каждом доме, в каждой семье. Баян папиной моло­дости, его картины…

Все это из далекого прекрасного, но трудного прошлого. И я все это свято берегу, чтобы и мой сын Алеша, и дочь Лариса, и зять Роман также свято чтили то, что им останется в наследство от нас, родителей. А самое главное наследство, которое мы должны получать и отдавать детям, — это доброе имя, ничем не запятнанное, светлое, чистое.

Я хочу передать своим детям любовь к песням, которые любили петь в нашей семье, — песни рус­ские, украинские.

Душой любой нашей компании были мой дед и отец. Дед, Филипп Власович, и отец, Иван Филип­пович, — переселенцы из восточной Украины. Я все-таки считаю, что корни моей любви к песням украинским, русским идут оттуда. Я уже говорил, что отец мой был очень одаренным человеком, он хорошо пел, рисовал, играл на многих музыкаль­ных инструментах. Любил задушевные фронтовые песни, участвовал до начала войны в армейской художественной самодеятельности, а во время вой­ны, он, стрелок-радист, никогда не расставался с баяном, любил петь — «Вот мчится тройка почто­вая», «Андрюша», «Самое синее в мире — Черное море мое», «Солнце низенько — вечер близенько», а также лихие, удалые русские частушки, баянные переборы.

Женщины в нашем роду не были солистками, но хорошо подпевали и, что очень важно, умели слу­шать. Я часто обращал внимание на то, как в ком­пании просили баяниста что-нибудь сыграть и, когда начинал играть музыкант, его просто не слу­шали. Ему сделали заказ и, не уважая его, продол­жали разговоры в то время, когда человек всю душу вкладывал в игру. Вот мне и хочется подчеркнуть, что в нашем роду женщины могли не только петь, подпевать, но и слушать. А слушать музыканта, исполнителя, собеседника — большое искусство, как и искусство хорошо играть.

Именно отец показал мне, мальчишке пятилет­нему, первые аккорды и привил любовь к баяну. Именно отец учил меня играть на балалайке, ман­долине, других музыкальных инструментах. И са­мым большим горем для моего стареющего отца, инвалида 1 -и группы Великой Отечественной вой­ны, измотанного незаживающими фронтовыми ра­нами, было то, что у него после инсульта не рабо­тали пальцы обеих рук, и он не мог играть на баяне! Это были самые большие его переживания. Наве­щая своего больного отца, я старался поддержать его, успокоить, наигрывая, напевая его любимые мелодии, сопровождающие его всю жизнь.

В моей жизни запомнился талантливый бая­нист-самородок Григорий Тихонович Михайленко, который жил в селе Вознесеновка, наш какой-то дальний родственник, не знаю какой, но Михайленковых в Вознесеновке было так же много, как Петренко, Сидоренко, Андриенко. А второго бая­ниста-профессионала я тоже вспоминаю добрым словом, но он был уже из села Дивного. Это Василий Яковлевич Ткачев. Так вот, Григорий Тихонович Михайленко, или Гриша — так ласково называли его в селе, был всеми любим и появление его на танце­вальных площадках вызывало восторг, ликование:

«Гриша, Гриша пришел…» И когда он брал в руки баян и пускал пальцы по клавишам сверху вниз, в зале наступала тишина. Игра Гриши Михайленко (будь это танцевальный вечер или свадьба) стано­вилась событием в селе. А играл Гриша совер­шенно слепой, и на левой руке у него было два пальца — мизинец и безымянный, на правой — три с половиной пальца… Дело в том, что после войны Гриша, будучи подростком, в кругу своих друзей разбирал взрыватель от немецкой мины, произо­шел взрыв, в результате — искалеченные руки и потери зрения, стал наш музыкант совершенно слепым. И вот этот человек нашел в себе такие силы, мужество освоить музыкальный инстру­мент — баян, и равных ему в этой игре не было. Не могу до сих пор понять, как он играл всего пятью пальцами на баяне вместо десяти! Просто диву даешься…

Будучи десятилетний ребенком, я освоил нотную грамоту и часто диктовал Грише мелодии новых песен,  таким образом он разучивал музыкаль­ные новинки. Я ему так и говорил: такие-то ноты, знаки, такой длительности (четвертушки, восьмушки, половинки, целые) — и мы осваивали песню за песней. За сутки могли полностью разучить новую песню. Для меня это было очень важно, т.к. Гриша играл очень правильно, очень грамотно, так, как было написано, в нотах. Помню тогда, в 50-е и 60-е годы, публиковали сборники «Играй, мой ба­ян!», ими очень пользовались гармонисты и бая­нисты на селе. У Гриши было несколько баянов, он считался лучшим баянистом в селе. И свадьба в селе считалась свадьбой высокого уровня, если на ней играл Гриша Михайленко. Престижно было звать этого музыканта на разные сельские торжества. Также Гриша изучал специальную грамоту (слепецкую),читал и писал по Брайлю — был такой ве­ликий слепой, который изобрел специальные письмена для незрячих. Такие письмена были перело­жены и на ноты, которыми в совершенстве владел мой знаменитый земляк. Какую же великую силу духа надо было иметь этому парню, пострадавшему от взрыва, чтобы не сломиться, стать уважаемым, почетным, авторитетным человеком на селе! А позже он переехал в Ставрополь, ему дали квар­тиру от Всероссийского общества слепых, но целое десятилетие в 50-х годах он радовал жителей моего родного села Вознесеновка прекрасными мелодиями, которые играл профессионально и с большой
душой.

Баян был со мной всегда, с самого раннего дет­ства и до сих пор. Он помогал и помогает мне понять человека, его характер, душу, шутку, юмор, и я благодарен судьбе, что это так. И очень хотел, что­бы в каждой семье было стремление овладеть та­ким великим музыкальным инструментом, как баян. Мне тоже приходилось играть в разных компаниях, и всегда было приятно, когда просили сыграть ту или иную мелодию. Я испытывал гордость за своих земляков, когда меня просили исполнить полонез Огинского. А бывали и курьезные ситуации. Например, подходил на одной из вечеринок подвыпивший мужичок и просил сыграть… оперу. Ни много ни мало. Да, бывал и такой российский  выпендреж.

Мои зарубежные партнеры по бизнес-турам становились совершенно другими людьми, когда предоставлялась у меня возможность сыграть им на баяне популярные зарубежные мелодии, рус­ские народные песни. Это я часто делаю, когда на­хожусь в кругу друзей, компаньонов. Я никогда не стесняюсь этого.

В 70-е годы в руководстве Ставропольского края был первым лицом Михаил Сергеевич Горбачев, ныне экс-президент нашей страны, первый и последний Президент Советского Союза. И была тогда хорошая традиция, когда члены бюро краевого комитета партии, заместители председателя край­исполкома, а это было главное политическое и фактическое руководство в крае, традиционно со­бирались вместе на октябрьские, первомайские праздники, на День Победы…

Собирались в гостинице «Интурист» (краевого комитета партии)…

Почему «Интурист»? До сих пор не могу понять. Это была своего рода дача, на которой останавли­вались высокопоставленные гости, но почему-то это место называлось «Интурист», хотя; конечно, интуристами там и не пахло. Собирались члены бюро крайкома партии и заместители председателя крайисполкома, естественно, с женами, и была складчина: каждый вносил определенную сумму денег. Хочу сказать, что душой этой компании был Михаил Сергеевич Горбачев. Я знаю, сколько на этого человека вылито грязи и клеветы, сколько ему брошено упреков — и заслуженно, и незаслу­женно, но я хочу сказать, что он ценил музыку, любил петь, был прекрасным организатором таких встреч, любил танцевать. Его любимая мелодия -танго «Вдыхая розы аромат, тенистый вспоминаю сад, и слово неясное «люблю», что вы сказали мне тогда». Танцевали вместе, веселились и, конечно, без баяна и баяниста не обходились в этом кругу. Меня ввел в этот круг Виктор Алексеевич Казна­чеев в то время, когда я работал секретарем Апанасенковского райкома комсомола. А потом, когда я стал первым секретарем краевого комитета ком­сомола и был кандидатом в члены бюро крайкома партии, мне уже по рангу было положено быть в этой компании.

Я хорошо помню эти вечеринки, т. к. я там был главным озвучивателем этих мероприятий, и пели мы десятки прекрасных песен, пели стройно, ме­лодично, и всем было весело и хорошо. Я с баяном и тогда не расставался. Хорошо помню участников этих встреч, мелодии, песни, которые они любили. Вот Ивану Тихоновичу Таранову очень нравилась песня «Любите Россию», он ее запевал за столом. Вторая песня, которую он любил, — «Я люблю тебя, Россия, дорогая наша Русь…». Русская тема в душе Ивана Тихоновича по-особому звучала. Николай Игнатьевич Жезлов — яркая, самобытная личность, коронная его песня — «С Васильевского острова, с завода «Металлист», в которой рассказывается о ленинградском пареньке, который был тяжело ра­нен, но никогда не расставался с баяном. А потом этого паренька навестил полковник и спросил:

«Откуда ты такой, паренек?» Он ответил, не скры­вая гордости, что с Васильевского острова, с завода «Металлист».

ГеоргийГеоргиевич Старшиков — это тоже была яркая личность в нашем крае. Черноморец, моряк, очень любил песни «Прощай, любимый город», «Раскинулось море широко». А Виктор Алексеевич Казначеев любил песню «Нас качало с тобой, качало, нас качало в туманной мгле, качка в море берет начало, а кончается на земле, — от Махачкалы до Баку волны катятся на боку, и, качаясь, бегут валы, — от Баку до Махачка­лы». Вот такая песня Бориса Корнилова.

А вот самой любимой песней моей жены Марии Дмитриевны была и осталась песня «Каким ты был, таким ты и остался, но ты мне дорог и такой». У нас хорошо поет сын Алеша, у него прекрасный голос, пошел он в деда моего. Сын поет песни из репертуара казачьего Кубанского хора — украин­ские, русские, прекрасно поет молитву «Многие лета», у него такой сочный баритон. Голос необык­новенный.

Семейная дружба нас связывает с композито­ром Георгием Мовсесяном, заслуженным деятелем культуры Российской Федерации, с которым мы впервые познакомились на Международном фес­тивале молодежи и студентов в Гаване, и с тех пор дружба не прекращается. Мы дружим семьями, у него прекрасные жена Марина Михайловна и дочь Наташа. Мы вместе с ним и поэтом Львом Ошани­ным создавали песню «Буденновцы нигде не под­ведут».

Когда я приехал на работу в Буденновск, почув­ствовал, что для тех людей, которые там живут (сто тысяч жителей в городе и районе), будет при­ятно создание такой песни. Я узнал, что есть песни о Зеленокумске, Светлограде, Ставрополе, Ипатове, но это были песни-самоделки, а мне хотелось создать что-то профессиональное о своем городе. В общем, была тема. И вот вместе с композитором Георгием Мовсесяном, поэтом Львом Ошаниным, тоже нашим семейным другом, мы родили песню под названием «Буденновцы нигде не подведут». Нигде не подведут? Что это значит? Не подведут ни за школьной партой, ни за штурвалом комбайна, ни за рулем автомобиля, ни за пультом ракетной ус­тановки — нигде, где бы ни находился буденновец, житель Прикумья, от мала до велика. Мне хотелось, чтобы эта песня стала очень популярной среди жи­телей Прикумья.

Пшеницей играет поле,

Черешней сады цветут,

Наш город на Ставрополье

Буденновск его зовут;

Припев:

Нет дела благороднее,

Нет дела благодарнее,

Чем наш неутомимый, вольный труд…

Любое дело доброе,

Доверь нам только, Родина!

Буденновцы нигде не подведут!

 

На берег уводят тропы.

Там речка Кума у нас,

И славен на пол-Европы

Прикумский завод пластмасс.

 

Припев:

Нет дела благороднее,

Нет дела благодарнее,

Чем наш неутомимый, вольный труд…

Любое дело доброе,

Доверь нам только, Родина!

Буденновцы нигде не подведут!

 

Приедешь — мы гостю рады,

И песней душа полна,

От песен и винограда,

Хмельнее, чем от вина.

 

Припев:

Нет дела благороднее,

Нет дела благодарнее,

Чем наш неутомимый, вольный труд…

Любое дело доброе,

Доверь нам только, Родина!

Буденновцы нигде не подведут!

Когда песня уже состоялась, началась борьба с алкоголем, как всегда, она у нас велась через одно место, и борьба с пьянством шла примерно по такой же схеме, и нам пришлось изменить последнюю строчку: вместо хлеба, винограда и вина, даже фразу «хмельнее, чем от вина» надо было изменить. Последний куплет звучал так:

Приедешь — мы гостю рады,

И станет светлей вокруг,

Нет выше для нас награды,

Чем званье — надежный друг!

И в таком виде песня пошла на запись, а от­кликнулся на нашу просьбу спеть ее известный пе­вец Лев Лещенко. Мы выпустили пластинку на фирме «Мелодия». А в то время — как это так, ка­кой-то горком партии занимается пластинками? Что это за Михайленко, выходящий из строя? Вырвался вперед? И злые языки в краевом коми­тете партии говорили: хочет Михайленко просла­виться, надо же, такую песню запустил. А я хотел только одного: чтобы буденновцы имели свою хо­рошую песню. И я благодарен тем людям, с кото­рыми многие годы работал в Буденновске и Буден­новском районе.

Мы также выпустили на фирме «Мелодия» вместе с песней «Буденновцы нигде не подведут» еще три песни: «Поклонимся великим тем годам», «Золотое мое Ставрополье» и «Родимый край».

И эту пластинку мы вручили победителям со­ревнования, лучшим людям города и района — от пионеров до пенсионеров. Было вручено пятнад­цать тысяч пластинок. Сегодня это хороший суве­нир в тех семьях, где помнят то замечательное время.

И сейчас люди с удовольствием поют эту песню.

Песня «Будённовцы нигде не подведут» в исполнении автора, Георгия Викторовича Мовсесяна:

Комментарии

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.