Рубен Лачинов «Мой род». Глава третья | Будённовск.орг

Рубен Лачинов «Мой род». Глава третья

Дата: 31.10.2013 | Время: 10:07
Рубрики: Прямая речь | Комментировать

Рубен Лачинов и его внук СашаBUDENNOVSK.ORG  И писано сие не тщеславия ради,  а по зову сердца, чтобы поклониться предкам, коим жизнью обязан быть.

Р. Лачинов

Год 1890-й. Армия

Я уже допризывником работал в своем хозяйстве. Последнюю зиму я заготовил 3000 снопов камышу, и весь этот камыш перевез в сад, чтобы им хватило надолго. Потом летом поработал в саду, а осенью меня взяли на военную службу. Разбивка по частям была в селе Благодарном. Все родственники меня провожали версты две с музыкой.

Когда мама прощалась со мной, она упала: с ней случился обморок, потому что ей было жалко прощаться со мной. Два старших моих брата приехали со мной в село Благодарное. Родственники мои надарили мне на дорогу 23 рубля, братья тоже немного дали. Но я все деньги, какие у меня были, отдал братьям, которые меня провожали. Они были очень рады.

Я служил в армии 5 лет и ни копейки не получил от братьев.

В Благодарном по команде воинского начальника началась разбивка, кому в какой части служить. Мой товарищ, который недавно вернулся из Армии, говорит мне:

– Ты попроси воинского начальника, чтобы тебя отправили в Тифлис, в инженерную часть № 3.

После этого воинский начальник стал командовать нам:

– Грамотные, выходите два шага вперед.

Все грамотные вышли, а я – нет. В это время брат мой сзади толкает и говорит мне:

– Выходи вперед.

Но я не выходил. В это время воинский начальник увидал, что брат толкает, подходит ко мне и спрашивает:

– Ты грамотный?

– Малограмотный, – отвечаю я.

– Ну вот, выходи на два шага вперед, – говорит мне, – ты поедешь в Тифлис, в инженерную команду № 3.

Брат обрадовался и говорит мне:

– Куда мы хотели, туда ты и попал.

Брат мой служил в городе Тифлисе в стрелковом батальоне, он знал, что в инженерной части служить лучше.

На другой день мы выехали в город Тифлис.

Итак, я оставил свою бедную семью – мать и братьев, в маленьком земляном домике из двух комнат, покрытым камышом.  В маленьком дворе были: маленький, сваленный набок сарай, тоже покрытый камышом, одна лошадь, арба двухколесная, одна корова с телком, маленький виноградный сад и две десятины посеянного хлеба.

Прекратилась на время и моя охота, которая кормила мою семью мясом.

Через несколько дней мы приехали в Тифлис и появились в инженерной части.

На другой день всех нас отправили в баню. Потом выдали нам военную одежду и посадили на воинские занятия. Спустя месяц меня направили в школу, в которой учился три месяца. Учился я хорошо и усердно. После школы назначают одного солдата караулить генеральскую дачу сроком на три месяца. Солдат отказывался, потому что дача находилась на опасном месте.

Я, как азартный охотник, попросил нашего старшего унтер-офицера, чтобы он назначил меня караулить генеральскую дачу. Просьбу мою удовлетворили – меня назначили.

Я купил себе охотничье ружье и собаку поинтер под названием Марс и вскоре отправился караулить дачу.

Вот я живу на даче один, караулю дачу и занимаюсь охотой.  Что убиваю – готовлю себе жареное, пареное и ем вдоволь.

Однажды рано утром, я только проснулся, заходит ко мне знакомый грузин и плачет. Спрашиваю его:

– Что случилось?

– Эту ночь волки порвали моего буйвола, – говорит он  и просит, чтобы я убил этих волков. Я согласился. Он повел меня на то место, где валялся буйволиный махан.

 

На второй день я пошел пешком в город, обратился к знакомому охотнику – сыну бывшего генерала, попросил у него одну коробку стрихнина. Он мне дал самую сильную стрихнину. Вернулся я на дачу, приготовил пилюли, 18 штук, на говяжьем сале, положил в железную коробку, потом пошел на место, где были волки, порезал на куски махан буйвола, вложил в эти куски по одной пилюле, так что все 18 пилюль я загнал в эти куски мяса.

Утром я пошел с ружьем на проверку. Смотрю, все куски махана уже съедены. Начал я шарить по лесу. Первый день я нашел четырех отравленных волков. На другой день еще нашел трех волков. На третий день приходит ко мне грузин и говорит: «Николай, пойдем скорее. Тут недалеко лежит волк дохлый».

Я пошел с ним. Содрал с волка шкуру и вернулся на дачу.

Так я потратил 18 штук пилюль и собрал всего 8 штук волчьих шкур, которые я хорошо высушил.

После этого мне часто приходилось отравлять пилюлями со стрихнином волков, лис и шакалов. Удивительно то, что волк больше двух пилюлек не съедает, сразу падает. А лиса поест три штуки, а четвертую только половину раскусит и уже гнет хвост кверху крючком и падает. Шакал – сам небольшой, а съедает до восьми пилюлек со стрихнином. Это я знаю хорошо, потому что один раз я поставил в лесу пилюли. Прихожу утром на место, где клал пилюли, смотрю, первая пилюля уже съедена, а шакала нет. Пошел по следу. Вижу, вторая пилюля съедена, пошел дальше по следам. Смотрю, съедены пилюли 3-я, 4-я, 5-я, 6-я, 7-я и половина 8-й пилюли и шакал воткнул голову в дырку плетня и там застыл. Взял я его, снял шкуру, надел на палку и вернулся на дачу.

 

На даче я покараулил только шесть месяцев. За это время я посадил на свою долю в огороде картошку, капусту, огурцы, фасоль, помидоры и несколько рядов посадил для украшения подсолнухи и кукурузу. У меня было все в порядке. Кроме огорода я держал на даче штук 20 хороших заводских курей, и один был хороший красный петух.

Однажды утром запер двери и пошел на охоту. Вечером прихожу домой, смотрю, коршун вылетел с нашего огорода. Прошел по огороду, а петух мой лежит, убитый коршуном. Мне стало очень жалко петуха. В это время прямо на меня летит витютень. Я убил его. На другой день долго я караулил, хотел убить коршуна, но не удалось, он так и не показался.

Вечером я лег спать. Во сне мне приснилось: подходит ко мне незнакомый человек и говорит мне: «Ты не серчай, пожалуйста, я твоего петушка съел. Вот принес тебе подарок – одного барана».

Я проснулся и думаю: что это значит, сон такой. Перед вечером подхожу к своему огороду, стою и любуюсь. Вижу, какая-то птица опять летит прямо на меня. Что за птица – разобрать не мог. В это время у меня в руках ружья не было. Эта птица прилетела и прямо над головой пустила сверху на меня вальдшнепа. Я поднял, взял в руки, а он чуть живой. Зарезал я этого вальдшнепа, принес на кухню, зажарил и съел с аппетитом вместо моего петушка. После этого я решил не убивать коршуна.

На шестой месяц моего пребывания здесь наш генерал продал эту дачу другому генералу. Мне пришлось продать все огородные овощи и курей генеральскому сыну охотнику за 80 рублей. Из этих денег я получил только 40 рублей, а остальные деньги он обещал отдать мне через один месяц. После этого мне надоело ходить к нему просить деньги, но он не отказывался и не давал в течение целого года.

Он, мерзавец, так и не дал мне остальные 40 рублей, и я перестал ходить к нему. После этого я переехал в Тифлис в свою команду.

Арестован на двое суток

Иду в город, несу 17 штук пушнины продавать. Дошел до станции, а там прохаживается драгунский полковник. Как только увидал его, сейчас же снял я с плеча ружье и держу в руке, а мешок беру в другую руку –не хотел я отдавать честь ему, я провожал его только глазами. Полковник меня заметил. Я прошел от него не более 10 шагов, вдруг шумит он на меня:

– Ты, солдатик.

Я повернулся лицом к нему и говорю:

– Чего изволите, Ваше высокоблагородие?

– Почему ты мне честь не отдаешь? – говорит он.

– Вещи настолько большие, что невозможно честь отдавать, – отвечаю я.

– Эти вещи можно нести в одной руке, –  говорит он.

– Никак нет, Ваше высокоблагородие, у меня вещи тяжелые, – опять отвечаю я ему.

Тогда он спрашивает:

– Ты с какого полка?

– Кавказской мастеровой команды №3, – я отвечаю ему.

– Скажи вашему командиру, что я тебя арестовал на двое суток, – говорит он.

– Слушаюсь, Ваше высокоблагородие, – повернулся и пошел в свою команду. Так до сих пор никому я не заявлял, что был я арестован на двое суток.

Оплеухи

Наша инженерная команда находилась в Тифлисе. У нас был полковник Волков. Он как человек был лучше других офицеров. Бывало, он говорит: «Не стоит солдат мучить. Когда война будет, мои солдаты и так убьют противника без обучения».

Мы занимались только гимнастикой. На одном из таких занятий наши солдаты не обратили внимания на руководителя, унтер-офицера, и все засмеялись. Он был очень строгий.

Он приказал всем явиться после занятий к нему в комнату. Я пообедал и пошел к нему. Я подумал: раз приказал, значит, всем нам надо пойти к нему обязательно. Захожу в комнату и говорю:

– Господин унтер-офицер, по Вашему приказанию я прибыл.

– Где же остальные? –  спрашивает он.

– Не могу знать, – отвечаю ему.

– Я Вас потому вызвал, – говорит он, – чтобы Вы на занятиях не смеялись больше.

– Слушаюсь, господин унтер-офицер.

– Ну вот, чтобы больше этого не было.

Я повернулся и пошел к себе в казарму. Вечером, часов в шесть, заходит к нам в казарму унтер-офицер и зовет меня:

– Лачинов.

– Чего изволите? – подхожу я к нему.

– Собери всех солдат, – приказывает он, – поставь их в две шеренги.

Я собрал и начал командовать. Солдаты стоят. Тогда офицер говорит мне:

– Лачинов, начинай ты с того края, дай им всем по хорошей оплеухе. А если плохо будешь бить, тогда я их заставлю, чтобы все они дали тебе по оплеухе.

Что мне остается делать, волей-неволей приходится выполнять приказ – дать всем по оплеухе. Он кричит:

– Начинай!

Я дал всем по оплеухе. Потом он говорит мне:

– Лачинов, теперь ты спроси, зачем ты их бил.

– Зачем я Вас бил? – стал я спрашивать.

– Не можем знать, – они отвечают мне.

Тогда унтер-офицер вторично обращается ко мне и говорит:

– Лачинов, начинай еще раз, дай им всем по оплеухе.

Пришлось мне выполнить и этот приказ. Он опять обращается ко мне:

– Лачинов, опять спроси, зачем ты их бьешь.

Я спросил, а они отвечают:

– Не можем знать.

Офицер в третий раз заставил меня бить солдат, но солдаты опять не знали, за что они получают оплеухи от меня. Не знал и я, зачем я их бил. После этого офицер обращается к солдатам и говорит им:

– Знаете, зачем Лачинов бил Вас? Помните, Вы все на фрунте смеялись?

– Так точно, помним! – отвечают солдаты.

– А Вы не помните, что я приказал Вам всем явиться ко мне в комнату? – солдаты все замолчали, он продолжал: – Ко мне пришел один только Лачинов, все остальные не пришли. Вот теперь знайте, за что Лачинов дал Вам всем по оплеухе.

Затем приказал всем разойтись, и солдаты, молча, разошлись по своим местам.

Источник: http://ruben-lachinov.ucoz.ru/

Читайте также:

Рубен Лачинов «Мой род». Предисловие

Рубен Лачинов «Мой род». Глава первая

Рубен Лачинов «Мой род». Глава вторая

Комментарии

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.