Рубен Лачинов «Мой род». Глава шестая | Будённовск.орг

Рубен Лачинов «Мой род». Глава шестая

Дата: 03.11.2013 | Время: 20:45
Рубрики: Прямая речь | Комментировать

Рубен Лачинов и его внук СашаBUDENNOVSK.ORG    И писано сие не тщеславия ради,  а по зову сердца, чтобы поклониться предкам, коим жизнью обязан быть.

Р. Лачинов

Год 1892. Большой бал

29 июня 1892 года в драгунском клубе был большой бал. Все господа гуляли в клубе с музыкой.

Они пригласили к себе и нашего инженера с супругой. Духовой оркестр заиграл, драгунские солдаты начали танцевать. Некоторые из них танцевали очень хорошо, и как только переставали они танцевать, наш капитан дарил им 200 рублей. Драгунские офицеры обиделись и говорят ему:

– Разве мы Вас пригласили для того, чтобы Вы нашим солдатам деньги дарили? Господин Поляновский, чтобы этого больше не было.

А он им сказал, что это ничего не значит.

Долго гуляли они на балу. Наш капитан был немного выпивший. Барыня гуляла только до 12 часов, потом она вернулась домой.  После этого она посылает Амбарцума в клуб за капитаном и говорит ему:

– Он немного выпивший, пригласи его домой, и вместе придете.

– Слушаюсь, барыня, – отвечает Амбарцум.

Амбарцум ожидал капитана возле дверей клуба. Выходит капитан, Амбарцум говорит ему:

– Ваше высокоблагородие, я пришел за Вами.

– Хорошо, я иду домой, пойдем вместе.

Приходят они домой, а барыня уже спит. Капитан садится на стул и говорит Амбарцуму:

– Разувай меня.

Одну ногу разул он, начал разувать другую. В это время капитан потихоньку достает с кармана 100 рублевую бумажку и бросает на пол. Амбарцум смотрит, на полу валяются деньги. Поднял он эти деньги и говорит капитану:

– Ваше благородие, Вы потеряли 100-рублевую бумажку. Извольте, возьмите.

– Что ты с земли поднял, пусть будет твое, – говорит капитан.

Амбарцум обрадовался, начал благодарить капитана и ушел к себе спать.

Утром Амбарцум приходит в кухню и хвалится нам всем. Проходит 3 дня. Капитан посылает лакея:

– Пойди, позови мне Амбарцума.

Идет он на кухню и зовет его. Заходит Амбарцум в комнату и спрашивает:

– Чего изволите, Ваше благородие?

– Ты меня ночью разувал?

– Так точно, Ваше благородие, разувал.

– Я сторублевую бумажку потерял, ты не нашел?

– Нашел, Ваше благородие. Когда я начал Вас разувать, я поднял и давал Вам, а Вы сказали мне: «что ты с земли поднял, пусть будет твое». Я Вас поблагодарил и ушел.

Теперь капитан говорит ему:

– Почему ты утром не пришел ко мне и ничего не сказал об этом? Ты думаешь, я отнял бы у тебя эти деньги? Раз ты такой, пойди сейчас и отдай из этих 100 рублей 50 рублей Трубину.

– У меня мелких денег нет, Ваше благородие, – говорит Амбарцум капитану.

– Ты пойди, разменяй сторублевую бумажку, и 50 рублей отдай Трубину.

– Слушаюсь! – ответил Амбарцум.

Теперь капитан посылает лакея за Трубиным. Приходит Трубин, спрашивает:

– Чего изволите, Ваше  благородие?

– Сейчас иди с Амбарцумом, получи от него 50 рублей, – говорит ему капитан.

– Покорнейше благодарю Вас, Ваше благородие, – ответил Трубин и пошел с Амбарцумом в лавку менять деньги.

Так они разделили эти деньги между собой и пришли домой довольными.

Холера, тиф…

1892 год, 10 июля. Была сильная холера. Один крестьянин хотел перекочевать из села в село со всем своим семейством, с домашними вещами. Их было девять душ.  Они только проехали версты три от Царского колодца, доехали до леса, отпрягли лошадей, начали кормить их, потом старик говорит: «Нам ехать уже поздно, давайте лучше переночуем на этом месте. Бог даст, утром пораньше поедем дальше».

Сыновья согласились. Все они поужинали и легли спать. В эту же ночь захватила их холера так, что от 9 душ осталась одна 16-летняя девочка, все остальные умерли. Полиция услыхала об этом несчастии и трагедии, поехали, забрали девочку и вещи, привезли в Царский колодец. Один полковник из драгунского полка детей не имел, взял он эту девочку и записал ее на свою фамилию.

После этого проходит дня два или три, ложусь спать после ужина. Приснилось мне, будто один старик с большой бородой, лет восьмидесяти, подходит ко мне, берет меня за ногу и тащит к себе. Я думаю себе: «тяни, тяни, черт старый, я тебе покажу, как тянуть».  Потянул за ногу с пол-аршина, как я дёрнул его ногой, он упал головой между моих ног. Потом старик берет мою ногу, опять тащит к себе. Я так же поступил с ним. Теперь видит, что не хватает у него сил, бросил меня и ушел. В это время я проснулся. Смотрю, у меня сильно режет живот, так, что не могу терпеть. Согнулся я, ухватился
за живот и еле-еле, с трудом пошел в ресторан. В ресторане был мой хороший знакомый армянин. Я говорю ему:

– Авдей, дай мне, пожалуйста, один стакан водки виноградной.

Спасибо ему, он сейчас же налил большой бокал водки и говорит:

– На, бери, Николай, скорее выпей.

Я взял эту водку и выпил, а деньги с меня не взял, сказал мне:

– Ступай домой, отдыхай.

Как только я выпил водку, у меня живот стал еще дюже болеть. Я ухватился за живот двумя руками и пошел домой. Лег на свою кровать лицом вниз и заснул без памяти. Вечером я проснулся, живот у меня больше не болел. Оказалось, что я не поддался этому черту старому.

После этого я сильно заболел тифом. Полежал я на своей кровати дня три, у меня был сильный жар. Смотрю, заходит в мою комнату капитан Поляновский. Посмотрел на меня и говорит:

– Бедный, как сильно он болеет. – Потом говорит повару: – Там у тебя на кухне не осталось пирожков? Если есть, пойди, принеси Николаю, может, он поест.

Давидка пошел за пирожками, а капитан ушел в свою комнату. Повар принес шесть пирожков и говорит мне:

– Возьми, покушай.

– Спасибо, но я вряд ли буду кушать, у меня нет аппетита.

На другой день мне стало хуже. Проходит еще три дня. Приходит ко мне капитан и спрашивает:

– Николай, как ты чувствуешь себя?

– Плохо, Ваше благородие, – говорю я.

Тогда он говорит мне:

– Я тебя отправлю сегодня в больницу.

– Нет, – говорю я, – я не хочу лежать в больнице, там лежат с разными болезнями, я не смогу там обедать.

– Николай, тебе там будет очень хорошо, – говорит он опять. – Там есть разные доктора, они дадут тебе лекарство по твоей болезни, и ты скоро поправишься.

После этого я согласился.

На другой день взяли они извозчика и повезли меня в больницу. Два дня полежал в больнице, на третий встал с постели и начал прохаживаться по больнице. В это время подходит ко мне доктор и говорит:

– А ну, Лачинов, ложись на кровать, посмотрим, какая у тебя температура.

Я лег, доктор поставил мне подмышку градусник и немного погодя посмотрел. Потом говорит фельдшерам:

– Удивительно, человек небольшой, а температура у него 42 градуса,  а он еще ходит по больнице, – и тут же приказал фельдшерам: – Скорей давайте лед.

Один фельдшер принес лед. Положили мне на лоб первый лед, а он моментально растаял. Потом воду убрали, принесли второй лед. Проходит четверть часа и этот лед растаял, осталась одна вода.

Доктор приказывает еще принести льду. Так повторили несколько раз. Так лед вытянул у меня два градуса, и температура стала 40 градусов. Потом доктор дал мне разные лекарства и говорит:

– Какое лекарство тебе дадут, ты принимай все, не бойся, тебе будет лучше, ты скорее поправишься.

– Слушаюсь, – я только так смог ему сказать.

Доктор, уходя, приказал фельдшерам дать мне вечером еще какое-то лекарство. Вечером приходит фельдшер и говорит мне:

– А ну, Лачинов, выпей-ка ты это лекарство.

Я выпил, фельдшер ушел. Смотрю, мне опять что-то хуже делается. На другой день, в 8 часов утра, приходит доктор, ставит мне градусник, проверяет температуру. Немного погодя смотрит и говорит фельдшеру:

– У Лачинова опять жар прибавился. Вчера была температура 40 градусов, а сегодня стало 41.

Опять приказал фельдшеру дать мне лекарство. Принес он лекарство и говорит:

– На, Лачинов, выпей это лекарство.

Я все-таки принимаю.

Проходит уже две недели, а мне делается хуже и хуже. У меня опять поднялась температура – стала 42 градуса. В глазах моих два раза показывалось, что в больнице полно дыму. В эту ночь подходят ко мне два фельдшера, посмотрели на меня и один из них говорит другому:

– Давай, мы его вынесем в часовню.

Другой фельдшер, ростом небольшой, раньше был со мной в очень хороших отношениях, говорит проклятому рябому фельдшеру:

– Нет, мы пока оставим его здесь до утра. Я ему дам еще одно лекарство, если не поможет, утром мы его вынесем.

Рябой фельдшер уходит, а молодой остается около меня, дает мне лекарство и силком заставляет меня выпить. Я кое-как выпил, он ушел. Часа через два или три он опять принес какое-то другое лекарство
Я с большим трудом выпил и это лекарство. Он ушел, а я пролежал до утра. Приходит фельдшер утром, посмотрел, что мне стало лучше после его лекарств, стал смеяться и говорит:

– Хорошо, что мы вчера не вынесли его в часовню, а то сегодня пришлось бы хоронить.

Теперь приходит рябой фельдшер и спрашивает моего фельдшера:

– Ну, как Лачинов?

– После тебя я дал ему одно лекарство, потом второе и третье. Он их выпил, ему стало лучше. Теперь я надеюсь, что человек будет жить, –  отвечает он ему.

– А я чуть-чуть не вынес его в часовню, думал, что от него толку не будет, – говорит рябой.

Спасибо моему знакомому фельдшеру за то, что он спас меня от смерти. Мне стало лучше и лучше, температура стала 37 градусов.

Лежу я в постели, приходит ко мне кошка и мурлычет. Я взял ее к себе под одеяло.  В это время приходит фельдшер, кладет мне подмышку термометр и уходит. Только он ушел от меня, я сейчас же взял термометр и положил подмышку кошке и держу крепко. Смотрю на термометр, а там температура повышается все выше и выше. Дошла до 42 градусов и дальше не идет. Я взял термометр, закрыл кошку одеялом. Приходит фельдшер:

– А ну-ка, Николай, давай посмотрим, какая у тебя температура.

А термометр показывает 42 градуса. Он спрашивает меня:

– Неужели у тебя опять 42 градуса температура?

– Вы думаете, это у меня 42 градуса? – я поднимаю одеяло, показываю ему кошку и говорю. – Мне уже надоело ставить термометр подмышку. Как только Вы ушли от меня, я снял термометр и поставил подмышку кошке. Вот у нее оказалось 42 градуса температура.

Тогда он говорит мне:

– Ты держи, пожалуйста, кошку с термометром, я пойду, позову доктора, пусть он посмотрит, а то до сих пор не знает, какая у кошки бывает температура.

Я держу кошку с термометром, а фельдшер пошел за доктором. Немного погодя приходит доктор, и собрались все фельдшера, смотрят на термометр, а там 42 градуса температуры. Все они удивились, поразились.  Потом говорят мне:

– Откуда ты, Николай, выдумал такое. Мы сколько живем, и до сих пор не знали, что у кошки бывает такая высокая температура?

После этого я чувствовал себя совершенно здоровым.

Проходит несколько дён, я стал просить доктора, чтобы он отпустил меня домой. Доктор говорит мне:

– Хотя ты себя чувствуешь хорошо, здоровым, мы тебя не отпустим. Поживешь в больнице еще одну неделю, тогда мы тебя отпустим домой.

Так я полежал в больнице еще неделю, тогда они отпустили домой, в свою инженерную команду.  Таким образом, я пролежал в больнице всего 43 дня.

Источник: http://ruben-lachinov.ucoz.ru/

Читайте также:

Рубен Лачинов «Мой род». Предисловие

Рубен Лачинов «Мой род». Глава первая

Рубен Лачинов «Мой род». Глава вторая

Рубен Лачинов «Мой род». Глава третья

Рубен Лачинов «Мой род». Глава четвёртая

Рубен Лачинов «Мой род». Глава пятая

Комментарии

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.