Как Хрущёв Сталину отомстил | Будённовск.орг

Как Хрущёв Сталину отомстил

Дата: 05.03.2014 | Время: 0:57
Рубрики: Статьи | Комментировать

Хрущёв Никита СергеевичBUDENNOVSK.ORG Есть небезосновательные подозрения, что целина — это проект Хрущева, затеянный назло. Назло кому? Ну, конечно, Сталину. Правда, бывший вождь уже лежал в Мавзолее, но Хрущева это не успокаивало.

Сегодня мало кто знает, что существовал так называемый «Сталинский план преобразования природы», реализация которого была рассчитана на 1949–1965 годы. Предусматривалось искусственное изменение климата в ряде регионов, в том числе и в Казахстане. Но не с помощью грандиозных и опасных проектов типа поворота сибирских рек. Природу собирались преобразовать путем масштабной высадки лесополос (более четырех миллионов гектаров), строительства водохранилищ и каналов. А когда ландшафт поменяется, станет другим и климат. Будет менее ветрено, уменьшатся колебания температуры, повысится влажность. Все это — в совокупности с новыми аграрными технологиями, разработанными советскими учеными, обещало дать фантастический рост продуктивности сельского хозяйства.

Там, где план начал реализовываться, урожайность зерновых выросла на треть, покосы трав — в два-три раза, овощей стали собирать на 50–75 процентов больше.

Отправной точкой плана было постановление Совета министров СССР и ЦК ВКП(б) от 20 октября 1948 года, а в 51-м посчитали первые результаты. По животноводству произошел настоящий рывок: производство мяса и сала возросло в 1,8 раза, свинины стали производить в два раза больше, чем в 48-м, молока — в 1,65, яиц — в 3,4, шерсти — в полтора.

Но после смерти Сталина план внезапно отменили. «Лесополосы, посаженные в 40-е и 50-е, до сих пор служат людям. Их уже давно пора реконструировать, ведь с момента высадки прошло очень много лет. Сам же план преобразования природы Хрущев свернул, скорее всего, только потому, что он был сталинским», — объясняет академик Российской академии сельскохозяйственных наук Николай Дубенок.

С 1953-го по 1964-й прошло аж одиннадцать специальных пленумов ЦК по вопросам развития сельского хозяйства. Но все без толку. Урожаи стали стремительно падать, продукты — исчезать из магазинов. «Мы Америку догнали по надоям молока / А по мясу мы отстали — … сломался у быка», — так народ реагировал на сельскохозяйственные проекты «дорогого Никиты Сергеевича».

Брошенное Нечерноземье

В начале 50-х власть собиралась начать массированные инвестиции в сельское хозяйство РСФСР. И прежде всего поднимать Нечерноземье. «Целину начали осваивать преждевременно. Безусловно, нелепость… Я с самого начала был сторонником освоения целины в ограниченных масштабах, а не в таких громадных, которые нас заставили вложить огромные средства, нести колоссальные расходы вместо того, чтобы в обжитых районах поднимать то, что уже готово. Предлагал вложить эти деньги в Нечерноземье, а целину поднимать постепенно», — вспоминал Вячеслав Молотов. Впрочем, дипломат несколько преувеличил свою роль в планировании советского сельского хозяйства. Хотя, стоит признать, даже он — непрофессионал, — пытался защитить отрасль от Хрущева. Еще один малоизвестный факт: первый раз тот пытался протолкнуть постановление об освоении целины в сентябре 53-го. Тогда не хватило силенок — против выступили Ворошилов, Молотов, Маленков и ряд видных ученых. Но через полгода документ был все же принят.

Кампанию по возрождению Нечерноземья планировали начать как раз в 54-м. Денег собирались выделить щедро. «Мы должны были поехать в Орловскую или Ярославскую область, точно уже не помню. Не сразу, а после того, как в деревни проведут дороги. Хватало, конечно и городских, но старались отбирать тех, кто родился на селе. Нам объяснили, что отряд станет помогать строить животноводческие и еще какие-то комплексы, там мы и останемся. Обещали хорошие «подъемные». Много таких комсомольских отрядов тогда, в 52–53-м, организовывали», — вспоминает ветеран труда Лидия Тимофеева.

Начать планировали со строительства сети дорог, национальную беду номер два собирались ликвидировать раз и навсегда. А молодежь с востока страны должна была пополнить ряды тружеников села Калининской, Смоленской, Псковской, Новгородской и других областей, больше всего пострадавших в годы войны.

Увы, российские деревни объявили «бесперспективными», а ресурсы в буквальном смысле бросили на ветер Казахстана. Результат: к 1959 году по сравнению с 53-м посевные площади под зерновые и иные культуры в Нечерноземье, Центрально-Черноземном регионе РСФСР, а также на Среднем Поволжье были сокращены в два раза…

Дело техники

Наши родители нередко вспоминают первые послевоенные голодные годы. Но уже к 50-му появился достаток, во всяком случае, хлеба стало вдоволь. Подтверждает это и статистика: в 1952 году урожай зерновых составил 92,2 млн тонн против 95,6 на 1940-й год. Цены на продовольствие снижали в среднем на 20% каждый год. Начались даже дискуссии о том, чтобы сделать хлеб вообще бесплатным. Существовала тогда идея постепенного перехода к коммунизму путем введения символических цен на те или иные продукты и товары.

При этом, как свидетельствует статистический сборник «Народное хозяйство СССР 1922–1972 гг.», распахано было меньше, чем до войны — под зерновые на 1950 год использовали 102,9 млн га, тогда как в 1940-м — 110,7 млн га. Поля зарастали там, где их некому было пахать.

Но проблему усугубили — стало еще и нечем. Вскоре после старта целинной эпопеи начали уничтожать машинно-тракторные станции (МТС). Сеть МТС покрывала всю страну, каждая из них обслуживала по несколько колхозов. Технику там эксплуатировали и обслуживали профессионалы, а использовали ее исключительно по делу — согласно заявкам хозяйств или частных лиц. Естественно, не бесплатно. Но получалось очень выгодно. Заказал председатель колхоза вспахать поле или убрать урожай — и забыл. Эмтээсники все сделают. Поскольку тракторы, комбайны и грузовики работали сразу на множество заказчиков, моторесурс вырабатывался за год-другой. Матчасть быстро окупалась и менялась на новую, более совершенную. Сейчас по этой — советской — методике работают во многих странах.

С середины 50-х технику начали раздавать колхозам, по причине чего себестоимость их продукции существенно выросла. Да и количество машин пришлось сильно увеличить.

Казахская оппозиция

«При Хрущеве нашу поездку на освоение Нечерноземья отменили, а потом молодежь внезапно кинули на целину. Но туда захотели отправиться уже далеко не все, слухи про те земли ходили нехорошие. Я не поехала — как раз намечалась свадьба, а у будущего мужа на ЗИЛе тоже стройка комсомольская началась, цех новый по выпуску каких-то военных грузовиков. Так и спаслась», — продолжает вспоминать Лидия Тимофеева.

Слухи появились не на пустом месте. После сентябрьского пленума 1953 года первый секретарь ЦК компартии Казахстана Жумабай Шаяхметов попытался развернуть в прессе дискуссию по поводу принципов развития земледелия, критикуя экстенсивные методы.

При Сталине это было принято: в газетах и журналах постоянно шли споры по различным вопросам — научным, производственным и даже идеологическим. Вспомнили и документ 1946 года, который подготовила комиссия под руководством академиков Немчинова и Лысенко. Ученые предупреждали: урожайность будет очень низкая, а опасность эрозии почв и иных катаклизмов — наоборот, крайне высокая.

«К мнению ученых просто не прислушались, приняли волевое решение. Все распахивать было нельзя. Сначала полагается произвести почвенную съемку, картографирование, а потом уже можно смотреть — где пахать, а где нет», — говорит Николай Дубенок.

Шаяхметова отправили в отставку с жесткой формулировкой. Сторонников интенсивных методов развития сельского хозяйства окончательно разгромили, а дискуссии в СМИ прикрыли.

Комсомольцы, «беспокойные сердца», поехали распахивать целину. Некоторые там и остались — навсегда, вечно молодыми. Согласно официальной статистике, жертв было мало. В основном замерзшие в степи водители и механизаторы, около десятка. Немного — из более чем миллиона человек, приехавших в степи Казахстана.

Загадки статистики

В статистическом сборнике «Народное хозяйство СССР 1922–1972 гг.» раздел, посвященный урожаям зерновых, на удивление неполный. Нет главной таблицы — динамики по годам. По посевным площадям есть, по удобрениям тоже, по всем параметрам информация в наличии. На 1940, 1950, 1960, 1965, 1970 и 1971 годы. А вот данные по производству зерна — только за 71-й. Загадка…Диаграмма

Разгадка — на диаграмме. Здесь видно, что по состоянию на 1960 год в совокупности (всех перечисленных в легенде основных зерновых культур) собрали около 85 млн тонн. В 52-м, напомним, было 92,2 млн тонн. Куда делся знаменитый целинный «миллиард пудов в закрома Родины»? Начались перебои с хлебом, а в 63-м, когда в элеваторы засыпали всего около 70 млн тонн (из них менее 50 млн тонн пшеницы), стало совсем худо. И 28 января 1964 года из США в СССР поплыли первые сухогрузы с зерном. Хрущев прогнулся перед Западом. С идеологической точки зрения, это был полный провал.

Но вот на графике мы видим резкий скачок, он приходится на 1966 год, да и после него уровень урожаев совсем другой. Все просто: октябрьский пленум ЦК (1964) отправил Никиту Сергеевича в отставку. А через год сельское хозяйство СССР более-менее очухалось от «реформ». Однако темп был безнадежно утерян. Сталинский проект по средней полосе России реанимировали только в 74-м. «План по воссозданию Нечерноземья по всем показателям выглядел значительно предпочтительнее целинного проекта. С социальной точки зрения: 80–82 процента ресурсов выделяли на строительство дорог, жилья, школ, иной инфраструктуры, а ведь здесь живет 40 процентов населения страны. И с точки зрения экономики, он был выгоднее по росту производства зерновых, кормовых культур, овощей. Запланировали строительство объектов для хранения и переработки сельхозпродукции, а это тоже рабочие места», — рассказывает академик Дубенок.

Но оказалось, что поезд ушел — за двадцать лет народ разбежался из российских деревень и сел. Ресурсы, которые могли спасти наше сельское хозяйство, ушли далеко. На целину.

Нильс Иогансен, газета «Культура»

Комментарии

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.