Правительство Ставропольского края подступается к решению проблем восточных районов | Будённовск.орг

Правительство Ставропольского края подступается к решению проблем восточных районов

Дата: 07.03.2014 | Время: 7:48
Рубрики: Статьи | Комментировать

СтавропольеBUDENNOVSK.ORG В станице Курской на прошлой неделе состоялось заседание рабочей группы по развитию восточных районов Ставрополья. Вроде подключаются к их возрождению все федеральные, краевые и местные власти, казачество, общественность, ученые… Да только практических результатов пока мало.

Не инвесторы, а губители

Правительство края уже не раз приноравливалось, чтобы обеспечить «подъем» восточного Ставрополья, да все неудачно. В июле 2011 года была принята целевая программа по развитию востока края с общим финансированием 13 млрд. рублей. Подписал ее губернатор Валерий Гаевский.

Его «восточная» программа предусматривала создание особых экономических зон (ОЭЗ), которые и должны были «тянуть» свои районы.

Правительство обещало создать в восьми восточных районах Ставрополья почти 3700 рабочих мест, из них, правда, две трети – всего на двух объектах: кабельном заводе в хуторе Графский (Курский район) и тепличном овощеводческом комплексе в поселке Кумская Долина (Левокумский район). Однако ни завод, ни комплекс так и не появились.

О том, что творится сегодня в Кумской Долине, «Открытая» подробно рассказывала в статье «Чужая земля» (№45 от 19 ноября 2013 г.). Владелец агрохолдинга «Надежда» Геннадий Чагай, наделав долгов в размере почти 700 млн. рублей, ударился в бега, а сейчас его предприятие подошло к банкротству. Неужто за счет таких, с позволения сказать, «инвесторов» Валерий Гаевский и собирался поднимать экономику восточного Ставрополья?

Год назад, когда краем руководил Валерий Зеренков, правительство после долгих мучений разработало законопроект «О зонах муниципального развития». Такая зона охватывает территорию одного или нескольких соседних муниципалитетов, где будут создаваться благоприятные условия для привлечения инвесторов. Правительство назначит управляющую компанию, чтобы регистрировать резидентов зоны (юрлиц и предпринимателей) и разрабатывать бизнес-план.

Резидентам обещали на 70% снизить ставку арендной платы за земельные участки и предоставить два вида прямой финансовой поддержки – бюджетные субсидии (на уплату процентов по кредитам и лизинговых платежей) и налоговые кредиты. Под банковские кредиты на капитальные вложения резиденты смогут получать госгарантии и объекты краевого залогового фонда (на конкурсной основе).

В правительстве не скрывали, что закон будет нацелен на развитие именно восточных территорий края. Правда, уже почти целый год этот документ не может принять краевая дума: пока депутаты разглагольствуют о стабильности, они и палец о палец не ударяют, чтобы принять такой необходимый Ставрополью закон.

Из Москвы всего не видно

В мае прошлого года в правительстве края появилась новая должность – министр по социально-экономическому развитию восточных территорий, которым стал Александр Коробейников. Под его руководством была сформирована рабочая группа, куда вошли представители всех ключевых краевых министерств и главы администраций восьми восточных районов Ставрополья. На минувшей неделе в станице Курской состоялось очередное заседание рабочей группы.

«На территории восточных районов преобладает теневая экономика. Реальных цифр по сельхозпродукции мы не имеем, поскольку всё (или большая часть) реализуется в теневом порядке. Овощеводство, бахчеводство – всё в тени находится. Жители Дагестана, Калмыкии, Волгоградской области приезжают на территорию края, вывозят молоко, мясо, и тоже всё это в теневом порядке», – так Александр Коробейников обрисовал ситуацию в своем вступительном докладе. Жестко, но правдиво.

Районные главы слушали доклад внимательно, изредка что-то помечая в блокнотах, а вот чиновники правительства – вполуха. К сожалению, для многих краевых структур (что уж говорить про федеральные) проблемы восточного Ставрополья – что комариный писк.

Так, вице-спикер краевой думы Виктор Лозовой рассказал, что на недавней встрече с губернатором депутаты разных фракций в один голос критиковали банкиров, работающих на Ставрополье. «В крае есть два федеральных государственных банка – Россельхозбанк и Сбербанк, но с ними работать практически невозможно! Условия кредитования кабальные, лишь один из десяти бизнес-проектов проскакивает, остальные остаются за бортом», – негодовал Лозовой.

Глава администрации Курского района Сергей Калашников говорил о другой тенденции – федеральные госструктуры поэтапно «уходят» из отдаленных районов. Только за последние годы «укрупнили» миграционную и налоговую службу, Росреестр и Роспотребнадзор, БТИ, Сбербанк, лесхозы, а теперь речь идет о «Крайводоканале».

Ранее существовавшие в Курском районе филиалы этих учреждений выводятся в соседние, более крупные города – Георгиевск, Новопавловск, Зеленокумск. С одной стороны, это правильно: нужно сокращать чиновничий аппарат. Но в то же время район теряет квалифицированные кадры, а вместе с ними и налогооблагаемую базу по уплате НДФЛ. А главное – вдумчивое внимание к местной проблематике.

«Тысячи проверок – а результата нет!»

Подробно остановился Калашников на налоговой службе, которая после преобразования из министерства в федеральную службу (ФНС) почти вдвое сократила число инспекций. Сейчас целых четыре района края (Степновский, Советский, Курский и Кировский) обслуживает одна налоговая инспекция, хоть и под №1. «Стоит трехэтажное здание на площади Ленина в Новопавловске, но получить там ответы на какие-то вопросы невозможно!» – негодовал глава районной администрации.

Справедливости ради, в каждом из райцентров имеется так называемый ТОРМ (территориально обособленное рабочее место), но занимаются они только приемом и выдачей документов. А должны бы налоговики не вылезать с проверками с отдаленных сельхозпредприятий, которые в большинстве своем работают «в тени».

«Очень много проблем у нас существует в статистике и в отчетности, которой мы руководствуемся при принятии решений… Казалось бы, сколько проверяющих организаций работает, а деньги уходят в сторону. Значит, взаимодействие между ведомствами, мягко говоря, низкое. Тысячи проверок, записок, справок, а результат зачастую бывает незначительный», – заявил Александр Коробейников.

Расхождения в разы (а то и на порядки) в показателях произведенной, переработанной и реализованной продукции, а также уплаченного работниками сельхозпредприятий НДФЛ. Значит, продукция уходит «налево», а зарплаты в аграрной отрасли получают «в конвертах».

Подтвердил этот вывод и сам Сергей Калашников. По его словам, 67% населения вверенного ему района живет за чертой бедности, но при этом только за прошлый год оборот предприятий общепита и торговли вырос на 16%, а ввод жилья в эксплуатацию увеличился на 60% (построено 550 тысяч кв.м, как во всем Ставрополе). Значит, у людей деньги есть?!

Конечно, знает всё это и сам врио губернатора Владимиров: недавно он дал правительству поручение на примере одного района, Нефтекумского, разобраться с «липовой» отчетностью в отрасли животноводства.

Коррупционер национальности не имеет

Полная неразбериха творится и в сфере оборота земли. Министр рассказал, что за последние полгода (после назначения Владимирова врио губернатора) он вместе с членами рабочей группы лично участвовал в разрешении нескольких острейших земельных конфликтов – в уже упомянутом поселке Кумская Долина (Левокумский район), ауле Махмуд-Мектеб (Нефтекумский район) и поселке Мирном (Курский район).

Самая напряженная ситуация, конечно, в Махмуд-Мектебе, где с промежутком в несколько месяцев были взорваны в собственных авто два бизнесмена – Султан Аджахметов и Гадильбек Шандиев, бывший и действующий председатели крупнейшего в районе СПК «Восток» (в прошлом колхоз  «Каратюбинский»). Почерк преступников в обоих случаях был идентичен: бомбу заложили под водительское место, у мужчин оторвало ноги, и они умирали уже в больнице от потери крови. Сейчас оба зверских преступления расследует Следственный комитет.

Убитые были лидерами ногайской автономии (Шандиев – районной, а Аджахметов – краевой) и идеологами съезда ногайского народа, который два года назад выступил против захвата приезжающими из Дагестана бизнесменами земель на востоке края, исконно принадлежавших ногайцам. Естественно, пресса сразу заговорила об «этническом» следе в заказных убийствах.

Правда, и сам врио губернатора Владимир Владимиров, и министр Александр Коробейников не раз предостерегали, чтобы ситуацию на востоке края не сводили к межэтническим разборкам. Всё намного сложнее – в тугой клубок здесь сплелись криминал, экономика, политика…

Главная же причина тех бед, которые происходят сегодня на востоке, – это то, что природа обделила их плодородием. Поэтому и конкуренция за природные ресурсы здесь намного острее, чем в других районах Ставрополья.

Ну а горячие головы, что кричат о «понаехавших», лучше бы обратили свой взор на распродающих местные земли чиновников-коррупционеров, которые не имеют национальности. Александр Коробейников вспомнил ситуацию в Кумской Долине, где сгинул сначала колхоз «Бургун-Маджарский», а затем и поглотивший его агрохолдинг «Надежда».

По фактам разорения двух предприятий районная полиция несколько раз возбуждала уголовные дела (в том числе против бывшего председателя колхоза Владимира Майбороды), но ни одно из них даже до суда не дошло! То есть два огромных предприятия пропали вместе с долгами, а виновных нет.

И сколько же сегодня огромных усилий требуется, чтобы в отдельно взятом хозяйстве навести порядок! Скажем, только в сельхозпредприятии «Мир», которое раздирает внутренний конфликт, рабочая группа под руководством Александра Коробейникова за полгода провела несколько совещаний и заседаний. Итог: если из 970 пайщиков колхоза поначалу договоры аренды были заключены лишь у 92, то сейчас – у  642. И работа все равно не окончена.

Миллиардом сыт не будешь

На совещании выступила замминистра сельского хозяйства края Татьяна Бреева, которая сразу сразила собравшихся цифрой: АПК восточных районов из бюджета выделяется ежегодно 1 млрд. рублей. Распределяются они по всем направлениям: это погектарная (несвязанная) поддержка растениеводства, субсидии на компенсацию процентных ставок по кредитам, а также ведомственные целевые программы.

Причем, по словам Бреевой, врио губернатора Владимиров уже написал письмо в федеральный Минсельхоз с просьбой увеличить лимиты финансовой помощи. Скажем, в нынешнем году ассигнования на модернизацию мелиоративных систем (именно на востоке края) вырастут на 124 млн. рублей, что позволит привлечь еще 250-270 миллионов из федерального бюджета.

Правда, огромные суммы собравшихся не вдохновили. Наоборот, они говорили, что субсидии распределяются неэффективно, а часто – с коррупционным душком. Атаман Степновского станичного общества Сергей Уваров прикинул: в прошлом году на поддержку сельхозпроизводителей во всем районе выделили 13 млн. рублей, зато на одно овощеводство – 36 миллионов. Причем, по словам атамана, когда он увидел список «овощеводов», получающих матпомощь, то обалдел: большинство – это люди, которые в своей жизни ни одной картофелины на огороде не посадили.

Был жесток в оценках и вице-спикер Виктор Лозовой. Удивила его цифра, которую назвала замминистра в своем докладе: мол, в прошлом году на получение субсидии для начинающих фермеров претендовали три молодые семьи из Курского района, но их комиссия отсеяла, поскольку у них были «сырые» бизнес-планы.

Лозовой возмутился, что министерство вместо помощи начинающим аграриям с ходу гробит их инициативу. «Надо оказать помощь в составлении бизнес-планов. У нас ведь здесь на востоке не такие экономисты сидят, как в Ставрополе или Кисловодске!» – абсолютно резонно возмущался вице-спикер.

Что слону дробина

Подключился к дискуссии и глава администрации Левокумского района Николай Напханюк. По его подсчетам, размеры погектарных (несвязанных) субсидий для аграриев почему-то различаются в различных регионах Северного Кавказа: в Чечне они составляют в среднем 9 рублей на гектар, в Дагестане – 7, в Ингушетии – 5, а на Ставрополье – чуть больше 1 рубля.

Вот и получается, что бизнесмены из соседних регионов, щедро «накачанные» бюджетными финансами, начинают мигрировать на Ставрополье, массово скупая здесь земли. Отсюда и раздражение населения, конфликты, провокации…

Но даже ставропольский рубль – цифра лишь «средняя по больнице». Напханюк демонстративно пролистал февральский приказ краевого минсельхоза №102, утверждающий размеры погектарных субсидий по отдельным районам Ставрополья. Для восточных территорий, которые находятся в первой и второй (то есть самых засушливых, рискованных для земледелия) почвенно-климатических зонах, субсидии в полтора-два раза ниже, чем для плодородных центральных и западных.

Обрушился Напханюк и на краевых депутатов, которые утвердили необычайно мягкое наказание для животноводов, бесконтрольно выпасающих скотину. По краевым нормам можно держать не больше одной овцы на гектар пастбищ, реально же эта цифра в десятки раз выше. А штраф для нарушителей составляет всего две тысячи рублей. Копейки!

Курский глава Сергей Калашников поднял еще одну проблему – структуры затрат в АПК. По его словам, средняя зарплата по Курскому району в прошлом году составила от 8 до 32 тысяч рублей (в зависимости от отрасли экономики). Но еще большим этот разрыв будет, если проанализировать долю зарплаты в стоимости произведенной продукции.

Скажем, в сельском хозяйстве на зарплаты приходится 3%, в строительстве и обрабатывающей промышленности – 7%, а в ЖКХ – все 35%. Парадокс: те, кто кормит остальных, и зарабатывают меньше прочих. Значит, считает Калашников, в регулируемых государством отраслях нужно законодательно ограничить темпы роста зарплат (как было в советские годы).

Мясо, молоко и вино

Сегодня в восточных районах Ставрополья на сельское хозяйство приходится более половины от всей экономики, а 94% площадей составляют земли сельхозугодий. Понятно, что развивать здесь нужно именно эту сферу – не химзаводы строить и нефтебазы, а современные пищевые производства. И здесь Александр Коробейников видит четыре главных направления.

Первое – это растениеводство. На востоке края ежегодно производится почти 2 млн. тонн зерна, но большая его часть сразу вывозится в другие регионы, где и находятся мукомольные производства. А вместе с зерном «уходят» и налоги. Значит, размещать перерабатывающие мощности нужно здесь же, на Ставрополье.

Правда, инвестора нужно искать с особым тщанием. Скажем, два года назад московская корпорация «Вель» презентовала проект строительства в Буденновске зерноперерабатывающего кластера стоимостью почти 30 млрд. рублей, на месте будущей стройки даже памятный камень заложили. Но до сих пор к строительству «Вель» почему-то не приступил.

Второе направление – это животноводство. Эксперты Российской академии народного хозяйства и госслужбы при президенте (РАНХиГС) разработали программу строительства на востоке Ставрополья сети мясных ферм и скотобоен. Общая стоимость проекта – 13 млрд. рублей, из которых четверть готовы вложить голландские инвесторы, а остальное составят заемные средства.

Третий вектор для востока Ставрополья – это овощеводство. Компания «Кубанская долина» достраивает консервный завод в селе Степном, а в селе Русском (Курский район) завод под брендом «Ставагроком» уже запущен. Кроме того, «Ставагроком» подготавливает в станице Серноводской поля площадью почти 400 гектаров под зеленый горошек, а в Русском – сады площадью 100 гектаров (в перспективе будет еще порядка двухсот) с современным капельным орошением, строит овощехранилище.

Еще одно направление – это виноградарство и плодоводство. По словам Александра Коробейникова, только винзавод «Прасковейский» в Буденновском районе в скором будущем расширит свои виноградники на площади до 1 тысячи гектаров: нужно наращивать экспорт в Европу.

А вот, например, в Левокумском районе даже и строить ничего не нужно: скажем, в Кумской Долине имеется винзавод «Бургун-Маджарский», который не работает только по причине отсутствия лицензии (местным властям этим заниматься недосуг).

Новая индустриализация востока

На совещании Александр Коробейников дал поручение главам районных администраций разработать схемы размещения инвестплощадок на их территории. Причем обязательно нужно учитывать «привязку» новых сельхозпредприятий к уже имеющейся инфраструктуре – объектам мелиорации, автодорогам, электростанциям. Затем эти схемы будут сведены воедино и лягут на стол губернатору Владимиру Владимирову.

По словам министра, конечная цель этой работы – создание корпорации «Восток» на условиях государственно-частного партнерства. Со стороны бизнеса ее учредителями могут стать крупные сельхозпредприятия, уже работающие в восточных районах, а вот правительство Ставрополья войдет в уставный капитал корпорации земельными активами.

Как рассказал Коробейников, в ближайшее время правительство начнет выкуп в госсобственность края земель в Нефтекумском районе – из числа невостребованных земельных паев и тех угодий, собственность на которые еще не разграничена (они ранее были в районных фондах перераспределения). Владимир Владимиров уже обещал изыскать средства на эту жизненно важную для востока Ставрополья задачу.

«Восточным районам в одиночку не выжить, нужна кооперация и интеграция. Психология «Я сам по себе как-нибудь выстою» – она ошибочная!» – дал установку Коробейников. По сути, повторив слова, сказанные во время недавнего визита в край министра сельского хозяйства России Николая Федорова. Федеральный чиновник на встрече с краевыми аграриями убежденно говорил, что сверхзадача, которая стоит сегодня перед страной, – не «латание дыр» в АПК, а создание мощной, современной пищевой индустрии.

Сквозь радужные очки

Можно построить в степях Ставрополья десятки заводов и ферм, но кто там будет работать, если население массово покидает восточные районы? Значит, правительство должно остановить отток коренного населения, а для этого нужно не только обещать людям достойную зарплату, но и воссоздать «социалку».

По словам Коробейникова, в нынешнем году на востоке края будут заложены семь детских садов, две школы (в том числе в станице Серноводской Курского района), семь спортивных объектов. На дорожное строительство правительство выделяет до 1 млрд. рублей.

С прошлого года краевой минфин запустил программу поддержки местных инициатив – муниципалитетам выделяют гранты на «социальные» стройки. Распределяют их на конкурсной основе: в нынешнем году 72 млн. рублей разойдутся на 48 поселений. Вроде суммы небольшие, зато они позволяют решить мелкие бытовые проблемы – обустроить спортплощадки, парковые зоны, отремонтировать амбулатории или сельские дороги.

Невозможно поднять восток края без казачества, говорили на совещании съехавшиеся из разных районов атаманы. Директор краевого казачьего центра (и член Общественной палаты края) Сергей Середа обнадежил цифрами: на востоке действуют 28 казачьих обществ общей численностью около 3 тысяч человек, 19 муниципальных казачьих и добровольных народных дружин, куда входит 455 человек. А в краевую дружину входит 123 казака из восточных районов (больше всего из Левокумского).

Создано 19 казачьих кадетских классов, Буденновский кадетский корпус (здесь предстоит достроить еще общежитие и спорткомплекс). Скоро будет сдан Нефтекумский казачий центр, а следом планируется построить еще один казачий корпус на базе заброшенной воинской части в Нефтекумске.

По словам Середы, очень удачно приживается новый закон «О казачьем местном самоуправлении»: атаманы в нескольких районах избраны и муниципальными депутатами, и даже главами поселений. В общем, из Ставрополя взгляд на восток сквозь радужные очки: все, мол, хорошо, а будет еще лучше. А вот выходившие к микрофону атаманы, живущие на востоке, говорили совсем о другом – что властями они забыты и забиты.

Знают счёт деньгам

Жестче всех высказался атаман (он же глава) станицы Галюгаевской Юрий Бондарев (это, кстати, самый восточный населенный пункт края, почти на самой границе с Чечней). По его словам, ближайшая нефтебаза, где можно закупать топливо для сельхозтехники, за полсотни километров, что в итоге удорожает дизтопливо для станичников на рубль.

Продать произведенную продукцию фермерам тоже очень сложно: принятый в прошлом году закон «О розничных рынках» фактически поставил крест на торговле на селе. И теперь, чтобы продать овощи или мясо, нужно ехать за сотню километров, в Новопавловск, – опять-таки одни убытки.

«Производители ставятся в неконкурентоспособные условия, загоняются в теневой сектор», – подытожил Бондарев. А ведь он из тех, кому, вроде, грех жаловаться на внимание со стороны чиновников: два месяца назад в Галюгаевскую приезжал министр регионального развития России Игорь Слюняев.

После этого решился вопрос со строительством в станице новой дороги и школы, обещали чиновники помочь с льготным кредитом для строительства молочно-товарной фермы и покупкой сельхозтехники для сельской казачьей общины. Но в какой же депрессии находится село, даже если этих усилий недостаточно?!

Степновский станичный атаман Сергей Уваров говорил о том, что тендеры на аренду сельхозземель выигрывают чаще люди пришлые, а не коренные, казаки. Он сравнил фермерские хозяйства казаков и даргинцев: площадь пашни у последних в среднем вдвое выше, а площадь пастбищ – впятеро. Правда, по логике Уварова, достаточно губернатору стукнуть кулаком по столу, чтобы передать все сельхозугодия казачьим обществам.

Выслушав атаманов, слово взял мужчина, который представился жителем села Ростовановского (Курский район). Рассказал, что здесь построили церквушку, а приход организовать никак не могут, поскольку нет постоянного батюшки: нет денег, чтобы купить ему жилье в селе и платить за коммуналку. Литургии служит священник, наезжающий из села Русского. «Вот вы говорите: «Казак без веры не казак». Так почему наше казачество не помогает батюшку содержать?!» – спрашивал мужчина у местных атаманов (всех как один фермеров, то есть знающих счет деньгам). Те молчали.

Вот и получается, что возродить восток края хотят все – федеральные, краевые и местные чиновники, казаки, священники, ученые. Да только слова чаще бегут впереди дел.

Антон Чаблин, обозреватель «Открытой» газеты, кандидат политических наук.

Газета «Открытая. Для всех и каждого»

Комментарии

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.