Сергей Степанов-Прошельцев. «Самый верный друг». Часть тринадцатая | Будённовск.орг

Сергей Степанов-Прошельцев. «Самый верный друг». Часть тринадцатая

Дата: 11.03.2014 | Время: 13:18
Рубрики: Прямая речь | Комментировать

Степанов Сергей Павлович, 1982 годBUDENNOVSK.ORG Жизнь помотала меня по бескрайним просторам бывшего Союза. Родился в глухом таёжном поселке, жил в Сибири, на Северном Кавказе, в Казахстане, Латвии, на Урале, изъездил всю страну вдоль и поперёк от Калининграда до Камчатки, от Заполярья до Памира. Осел в Нижнем Новгороде. Но, как у любого человека, город детства у меня один – Буденновск. Город, который никогда не забудется. Город, с которым я, возможно, связан даже своим происхождением…

Стихи, посвященные Буденновску

* * *

Вновь поклонюсь, как флагу,

лесу, что прям и светел.

Алою кровью ягод

брызнет под ноги ветер.

Настежь раскрою двери,

слушая шорох вербный.

Я с малолетства верил

в этот простор целебный,

в шорох ночного сада,

груши, что одичала.

И ничего, что надо

все начинать с начала.

10 сентября 1984, г. Белгород.

 

* * *

Шорох мышиный пасмурных буден

больше терпеть невмочь!

Пусть будет праздник: скрипка и бубен,

в спелом румянце ночь!

Свет этой ночи, ласков и матов,

облаком заслоня,

в шелковом платье, теплом от маков,

выйди встречать меня.

Звезды, как вишни, свесятся с веток

в срезе сквозных аллей…

Летней латунью лунного света

сердце мое облей!

Пусть встрепенется робкая радость

в травах, хмельных от рос,

слившись, как ветер, с родиной радуг,

с краем, в котором рос.

30 июля 1984, г. Белгород.

* * *

Извини, я завтра уезжаю,

ждут меня далекие края —

навсегда забывшая, чужая

родина неспетая моя.

Будут травы жесткие колоться…

Поживу недели две в глуши,

чтоб водой из чистого колодца

накипь смыть и ржавчину с души.

Чтоб вместить в себя все то, что было,

что любви и радости залог,

чтобы снова сладко защемило

сердце от предчувствия дорог,

чтоб запомнить вянущее лето

в том краю, которому не мил.

Он меня не вспомнит — суть не в этом.

Лишь бы я его не позабыл.

17 января 1985, г. Белгород.

 

* * *

Настанет день — и он ни есть, ни пить

не сможет здесь — один в чужом краю.

Поэт не может женщину любить

сильней, чем любит родину свою.

Он помнит опустевшие леса

и озеро — прозрачное до дна…

Любимые меняют адреса,

а родина дана ему одна.

Каким бы жалким ни было житьё,

пусть эта явь порой подобна сну,

но как он может позабыть её,

как он забыл неверную жену?!

10 октября 1984, г. Курск.

 

* * *

С.В.

Снова правит в городе, всех лишая сна,

вишенная, горькая, южная весна.

Выберусь из тени я проблеском огня,

юные растения обовьют меня,

нежные и ранние, льнущие к плечу…

Жаль, что их касания я не различу.

Все надежды рухнули, годы отцвели…

Так касались рук моих волосы твои.

19 ноября 1984, г. Белгород.

 

МОЙ КВАРТАЛ

Вот мой квартал, дурной известный славой.

Он изнемог от пыльной духоты.

Висит луна над сточною канавой,

да на помойке роются коты.

Бредет сосед в неярком лунном свете,

зачем-то прислоняется к столбу;

журчит вода в общественном клозете,

на собственную жалуясь судьбу.

Жена соседа ловит каждый шорох,

вооружась тяжелой кочергой,

и тишину вмиг разнесет, как порох, —

ее взорвет глухой утробный вой.

Опять скандал. Опять, похоже, драка.

Когда ж угомонятся, черт возьми?

О мой квартал, зловонная клоака,

помойка, населенная людьми!

То стихнет он, то забурлит базаром,

кошачьей вакханалией вопя…

Здесь обруч я гонял по тротуару

среди арбузных корок и тряпья.

Я задыхался в этом липком смраде

и был готов проделать дальний путь

не ради денег и не славы ради,

а чтобы только свежести хлебнуть.

И я ушел, сорвав ярмо покоя,

мальчишеской отвагой опьянён.

И мне сосед махнул в окно рукою,

глотнув тайком тройной одеколон.

Мелькали дни, мелькали чьи-то лица,

я получал пинки и град похвал,

но, Бог ты мой, он продолжает сниться –

забытый Богом городской квартал!

И ничего совсем не позабыто:

он продолжает мстить мне вновь и вновь

за мой побег от гибнущего быта,

за трусость, за измену, за любовь.

7 декабря 1986, г. Березники.

 

* * *

Тот город прекрасен и юн —

я принял его задарма.

Как тысячи маленьких лун,

желтеет на ветках хурма.

Не слышно ликующих птах…

Судьба, ты отъезд мой отсрочь,

пока приютилась в ветвях,

как ласточка, гибкая ночь,

пока в том примолкшем саду,

где зреет осенняя грусть,

как будто кого-то я жду

и знаю: уже не дождусь.

25 ноября 1986, г. Березники.

 

* * *

Запах духов, острый запах укропа,

белый шиповник в саду придорожном,

где чернобылом заросшие тропы…

Как бы забыть, да забыть невозможно.

Снова мне снится жасминовый ветер —

счастья пролётного бдительный сторож.

Как этот мир непонятен и светел!

Как он прекрасен, хмельной от простора!

В ставни закрытые веткою стукнет,

вновь уводя в бурелом чернобыла…

Только лишь юности это доступно.

Но для чего это все-таки было?

Но для чего эта память? На что мне

эта тревога и боль — до предела?

Словно у старой заброшенной штольни

с часу на час ожидаю расстрела.

1986, г. Березники.

 

* * *

Нечёсан, небрит, неухожен,

я жил там, где галочья стая,

собак и случайных прохожих

своими друзьями считая.

Я слушал внезапные трели

и звезды считал над собою,

открытый, как ветер апреля,

беспечный, как песня прибоя.

Но канули в прошлое годы,

обрёл я надежные путы.

Зачем променял я свободу

на тусклую роскошь уюта?

Визиты. Дежурные речи.

Приемы. Парадные фраки.

Шарахаются при встрече

знакомые прежде собаки.

А в жизни — какая-то беглость,

и тошно от сытого рая.

И снится веселая бедность

и звездное небо без края.

О шумное братство пернатых,

озера доверчивой сини,

примите в родные пенаты

усталого блудного сына!

Хмельной от пчелиного гуда,

от встречи с непуганой тайной,

я все на Земле позабуду

от близости этой случайной.

8 декабря 1986, г. Березники.

 

Читайте также:

Самый верный друг Сергея Степанова

Сергей Степанов-Прошельцев. «Самый верный друг». Часть первая

Сергей Степанов-Прошельцев. «Самый верный друг». Часть вторая

Сергей Степанов-Прошельцев. «Самый верный друг». Часть третья

Сергей Степанов-Прошельцев. «Самый верный друг». Часть четвёртая

Сергей Степанов-Прошельцев. «Самый верный друг». Часть пятая

Сергей Степанов-Прошельцев. «Самый верный друг». Часть шестая

Сергей Степанов-Прошельцев. «Самый верный друг». Часть седьмая

Сергей Степанов-Прошельцев. «Самый верный друг». Часть восьмая

Сергей Степанов-Прошельцев. «Самый верный друг». Часть девятая

Сергей Степанов-Прошельцев. «Самый верный друг». Часть десятая

Сергей Степанов-Прошельцев. «Самый верный друг». Часть одиннадцатая

Сергей Степанов-Прошельцев. «Самый верный друг». Часть двенадцатая

Комментарии

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.