В «Рыбкиной гавани» всё спокойно | Будённовск.орг

В «Рыбкиной гавани» всё спокойно

Дата: 20.03.2014 | Время: 7:56
Рубрики: Интервью, Статьи | Комментировать

Рыбальченко Сергей АлексеевичBUDENNOVSK.ORG Рыбальченко Сергея, бывшего корреспондента «Ставропольской правды», я знаю достаточно давно, чтобы о нём рассказать.

До недавнего времени на «Химике-3» была интересная дача, принадлежавшая Сергею Алексеевичу. Интересной она была от ворот до двери чердака. Буквально в каждой её детали просматривался характер хозяина. Удивительное дело: несмотря на то, что на участке и в самом домике располагалось колоссальное количество раритетных вещиц, место это не было свалкой исторического хлама. Всё как-то мирно уживалось и дополняло друг друга. Человек, впервые попадавший в «Рыбкину гавань», буквально шалел от увиденного и прочтённого. Увы, всё когда-нибудь заканчивается. В прошлом году Рыбальченко дачу, скажем так, передоверил. Забрал оттуда только самое для себя ценное: офицерские пилотки подводников, фуражки, каски, фотографии и «бортжурнал», в котором фиксировалось движение гостей во времени и пространстве. Но, об этом отдельный разговор. Скажу лишь, что на даче у Сергея перебывал чуть ли не весь генералитет ВС.

Недавно Алексеевич сообщил мне, что у него собралась приличная коллекция старых фотоаппаратов…

Крохотное помещение страховой компании, в которой работает герой нашего повествования, расположилось на первом этаже автовокзала. Стены его не пестрят рекламой, зато на них можно увидеть фрагменты истории казачества (Сергей Алексеевич – потомственный казак, первый Будённовский атаман), у входной двери висит настоящий телефон с самой что ни на есть настоящей подводной лодки, баклажки «наши» и не «наши», котелки, фотографии известных людей, с кем хозяину этого добра довелось встречаться и дружить, гирокомпас, дореволюционный фонарь путевого обходчика, ракетница фирмы «Зингер» с немецкого бомбардировщика времён Великой Отечественной, фотоаппаратов два десятка и саксофон тенор фирмы Вельткланг с перламутровыми клавишами. Впрочем, полное перечисление займёт ещё много места, сегодня же меня интересовали фотоаппараты.

— Сергей Алексеевич, только честно, почему ты начал их собирать?

— Так ведь интересно! Ты представляешь, сколько свадеб, дней рождения, стран, в конце концов, видели эти объективы! Сколько рук спускали эти затворы… Да… С этой аппаратурой уходит целая эпоха. Вот этот аппарат мне принёс старый чекист. Ты не поверишь, но эта «машина» снимала Туркестан, хлебный город Ташкент, «Крышу» мира – Памир. Сколько троп было исхожено хозяином этого фотоаппарата. Мало того, техника-то исправно работает!

Я с удовольствием вдыхаю запах настоящей кожи, из которой сделан чехол для фотоаппарата и вспоминаю наш семейный «Киев», который папа когда-то выиграл на велогонке. Потом на протяжении нескольких десятков лет «Киевом» снимал мой брат. Фотоаппарат побывал в Москве, на Урале, в США и Германии… Теперь у брата иная техника, а папы давно нет. Но фотоаппарат до сих пор цел. И кожух пахнет по-прежнему.

— Фотоаппараты – вещь удивительная, — продолжал Сергей. – От каждого из них веет своей историей. Все они – от «ФЭДа» до «Зенита» — качественная работа. Это такая техника, которая может служить верой и правдой многие годы. Это не нынешние новоделы, рассчитанные на коммерческий срок.

Такой технике веришь, как старым фильмам. Новому кино доверия нет. Столько ляпов допускают нынешние коммерсанты от КИНО. Снимают, не думая.

— Выполняют план по валу и вал по плану? Как у Стругацких?

— Что-то типа того.

— Хорошо, Алексеевич. Фотоаппараты ты собрал. Что дальше?

— Да вот, форменные фуражки.

Осталось найти фуражку пехотинца и танкиста. Вещи редкие. Не знаю, удастся ли…

— Не переживай, друзья помогут.

— На друзей и надеюсь. Ох, сколько их разъехалось и разлетелось по стране!

Товарищи. Их у Рыбальченко действительно много. С одними учился, с кем-то работал, а кое с кем довелось ханкалинского песку поглотать да грязи аэродромной помесить вволю. На территории «Рыбкиной гавани» даже своя «Чёрная акула» была. Сколько седалищных мест выдержало место пилота, подаренное некогда хозяину дачи вертолётчиками, сказать сложно. Точно знаю лишь то, что счёт шёл, пожалуй, на сотни.

— Сергей Алексеевич, а чем тебе больше всего нравится заниматься? – спрашиваю хозяина кабинета.

— А люблю я слушать симфонический оркестр. Ничто не сравнится с красотой классической музыки. Люблю живопись. Вот, заказал багеты. В квартире, где ещё есть свободные места, развешу то, что имею.

— А посмотреть-то можно будет?

— Тебе – да.

Вот так, дорогие читатели. Следующий рассказ, наверное, будет о Коле Петрове. Славном, надо сказать, живописце, которого, увы, уже нет. А человек он был с фантазией. И добрый. Очень…

Наталья Чурсинова, «Будённовск сегодня»

Комментарии

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.