Разлучница | Будённовск.орг

Разлучница

Дата: 25.03.2014 | Время: 14:48
Рубрики: Прямая речь | Комментировать

Бабенко Владимир ВасильевичBUDENNOVSK.ORG 

1

Когда, бывало свыше двух недель Виктор не видел Любу, на него надвигалась тревога за неё, становилось одиноко, немыслимо хотелось быть рядом и что-то делать для Любы.

Виктор понимал – это любовь, то чувство, которое даётся в жизни не каждому. Ему же, если можно так выразиться, повезло. Он полюбил в третий раз. И, возможно, сам Господь посылал ему такой дар за муки и умение терпеть и ждать.

Первая любовь – школьная, как у большинства, не разделённая. Потом он долго любил Любу – свою жену. Любил так сильно, что уступал ей во всём. Впрочем, он по-прежнему уступал ей и дальше, любил её не меньше и целых четырнадцать лет не позволял себе быть с другими женщинами.

История сЛюбой началась всё же с весьма странных, может быть, неординарных, а может быть, с простых событий. Впрочем, как судить при делах сердечных. Каждый видит ситуацию по-своему.

Люба работала в другом цехе, но отдел у них был один. Когда она проходила мимо рабочего места Виктора, то редко поворачивала голову в его сторону. Это была одна из двух на предприятии строптивых дам, которых нельзя было даже просто по-дружески обнять. Дело в том, что однажды она была одна в складе, и зашедший грузчик прижал её в угол, как очередную свою жертву, а так как Люба работала только первый месяц, то и характер её  никому ещё не был знаком. И вот все о нём узнали. Люба тогда деталью, которую держала в руке, просто разбила грузчику голову. После этого случая к ней приставать ни у кого желания не находилось.

Впрочем, Люба из себя ничего и не представляла. Фигуру её стройной не назовёшь, лицо лишь чуточку приятное. Но любят ведь не за что-то. Единственную прелесть представляли собой её волосы. Да, пожалуй, такие у тысячи женщин на одну – кучерявые, с чёрным оттенком, который не просто чёрный, а такой ослепительный оттенок, который известен лишь художникам.

… Атмосфера среди работников отдела была простая, дружеская – шуточное деление на пары во время выпивок, ничего не обязывающие поцелуи. Люба же не отмечала со всеми дни рождений, да и редко заходила к старшему отдела. Лишь по необходимости – занести акты на подпись, получить какое-либо указание.

Однажды, пока Люба была в кабинете начальства, Виктор в «предбаннике», совместно с Петром Зайцевым и по его же идее, разработали, а затем и осуществили операцию под названием «насильственный поцелуй».

Это происходило так. Люба вышла из кабинета. В одно мгновение Зайцев сумел схватить руками её руки вдоль туловища, а ногами захватить её ноги, прислонившись к стене. Во второе мгновение Виктор обхватил обеими руками голову не успевшей опомниться Любы и крепко поцеловал прямо в губы. Пётр освободил Любу, а Виктор замер в ожидании удара по щеке или в другое место. Но удара не последовало. Люба стояла и всё сильнее краснела и затем, ничего не произнеся, быстро вышла.

Спустя недели две, Виктор, временно исполнявший обязанности «шефа», зашёл к Любе в цех, вроде как по делам. Дождавшись, когда они остались вдвоём, он продолжил разговор уже на игривой волне: «Знаете, я очень жалею, что поцеловал Вас».

Люба удивлённо взглянула, а он продолжил: «До сих пор вкусно моим губам и ещё хочется поцеловать».

Она смутилась, покраснела, но нашла в себе решительность обратиться с производственным вопросом к нему. Виктор выслушал Любу. В этот же день он решил вопрос без проволочек. Впрочем, Виктор решал вопросы всегда быстро и умело.

Потом прошло несколько месяцев. Напарница Любы – Антонина Щукина уходила в декретный отпуск, а Виктор попросился работать в тот цех. Пришёл он туда в начале декабря. В кабинете предстояло быть вместе Виктору и Любе, начальнице цеха Алисе Андреевне. О начальнице громко сказано, надо бы просто Алисочке, ведь ей шёл лишь двадцать шестой год. Да, ещё с ними технолог, нудная и вечно всё чем-то недовольная пенсионерка Вера Сергеевна. Сейчас как раз к месту сказать, что наши герои – Виктор и Люба есть представители ОТК и что Виктору шёл тридцать девятый год, а Любе тридцать третий. Может, о возрасте и неважно, а впрочем, это уже сказано.

Когда Виктор вошёл в кабинет, уже как в свой, Люба пила простую воду. Была одна. О его приходе она знала. В душе Люба очень волновалась, не представляя, как же она будет работать с мужчиной-напарником. У неё заметно тряслись руки…

2

 

Переодевался Виктор в кабинете при женщинах. Эта процедура затрагивала – поменять брюки и рубашку на рабочие, а так как была зима, он был в трико и майке. Всего несколько секунд уходило, чтобы переодеться, повернувшись к женщинам спиной. Когда же переодевались женщины, то, разумеется, это происходило без него. В том цехе и Зайцев и женщины одного отдела переодевались вместе.

… В первую же неделю работы между Любой и Виктором начались скандалы. Причин было несколько.

Первая – кому утром начинать работу первому. В идеале – через день, но дело в том, что Виктор жил в пять раз дальше от предприятия, чем Люба, и ей было легче приехать первой. Он же хоть и старался приехать вовремя, но на минут десять часто не вкладывался. Ему думалось – чего проще Любе постоять эти десять-пятнадцать минут, а он потом, в течение смены, хоть на целый час больше поработает. Он опаздывал, Люба дела не подхватывала.

Вторая причина – утренний завтрак. Виктор по-прежнему «бегал» завтракать туда, где раньше работал, потому что там трудилось две трети всего отдела и за несколько лет он привык к этому распорядку дня, а завтраки не совпадали с цехами. Менять раньше Люба Виктора не хотела (это надо было делать через день), хоть и обещала, но то забывала, то чуть позже сменяла. Виктор очень сердился. Ему приходилось пить чай одному, что конечно скучно, лишало возможности быть в курсе текущих событий и досадно к тому же.

Были и другие причины, но о них не будем. Хватит и этих.

Отметим и положительное. Ведение «бумажных» дел – написание актов и заполнение различных журналов документации – распределилось как-то само собой. Каждый знал сам: что, где и когда заполнить, написать, подписать, отнести на утверждение.

Из-за тех причин шла «война». И в первый же месяц работы Виктор дважды рассказал об этом коллегам и, конечно, он выглядел пострадавшим и хорошим…

Люба, узнав об этом, вообще распсиховалась, и они часто даже кричали друг на друга.

Шло время и оно стало делать своё дело. На производстве случались успехи, были и простои. И во время простоев появилось время, когда они оставались одни и постепенно, беседуя, стали доверять друг другу всё больше и делиться всё более сокровенным.

Совершали они и ошибки в работе и бывало становились «без вины виноватые», а значит их наказывало начальство, появились у Любы и Виктора общие «враги», общие беды и радости. И это их сдруживало.

А простои… Их становилось всё больше. Шёл 1992 год, происходили такие вещи в стране и вокруг, что не укладывалось в голове, росла инфляция, «пропали» деньги прошлого года и появились новые, которые надо было срочно тратить, так как через пару месяцев они теряли свою ценность чуть ли не на четверть. Впрочем, всё это, читатель и друг мой, ты знаешь и без меня. Год потрясений. Я только хочу сообщить – Люба и Виктор нашли на двоих ещё работу; точнее это в народе называется «халтура», и у них появилось ещё одно место быть вдвоём, возможность зарабатывать…

Через три-четыре месяца «разгорелась такая дружба, которую уже было водой не разлить и, все вопросы между ними разрешились. Люба начинала первая и подменяла во время завтраков, и оба старались хоть мизерное, но что-то сделать друг для друга, хоть чуточку порадовать в нерадостные дни того года, когда чуть ли не каждый месяц грозили сокращением. Грозили каждый месяц, но в начале каждого квартала их действительно сокращали. В их отделе пока сократили за полгода трёх женщин, которые должны были постоянно выйти из декретных отпусков.

К концу года у наших героев личные отношения дошли до поцелуев. Нет не крепких – чмокнут друг друга в порывах побед часто в щёчки, а иногда и в губы…

3

Любе шёл уже тридцать четвёртый год.Но даже в душевных беседах с Виктором она не признавалась, что до сих пор девственница. И вот настал момент, когда Любе этот статус надоел. Ни с кем не советуясь, она гульнула с одним из грузчиков. У того жена была в положении и Люба посчитала, что он не гуляет по бабам в данной ситуации. Безопытная. Как раз многие мужья и бегают налево, когда их жёны беременны…

Вскоре Люба призналась Виктору, что это дело произошло в кузове машины, которая отвозит продукцию и что она больна. От страха – надо идти в венерологическую поликлинику – у неё тряслись руки. Люба предложила идти вместе. Друга надо выручать. Поэтому оба отправились на завтрашний день до обеда.

В коридоре поликлиники расположились два окошка. В одном оформлялись сдавать анализы и на приём к врачу за деньги. Это если скрывали свои фамилии. Вдругом оформляли бесплатно при условии, если человек подавал свой паспорт и говорил открыто место работы. Люба обрадовалась такому раскладу и стала доставать деньги. Виктору скрываться было нечего и он повернул к другому окошку.

В итоге Любе пришлось взять отгул, лечиться. Ну а Виктора вызвала врач, кстати ослепительной красоты, и пытала его, в чём причина, что он пришёл проверяться. Пришлось ему врать, как он впервые изменил жене и та женщина теперь лечится здесь. Вот он и проверился на всякий случай.

На второй день после посещения этого врача, Виктор вечером возвращался домой, ехал в троллейбусе сидя у окошка. В час пик народу было много. Когда рядом освободилось место и села женщина (скосил глаза, увидев коленки),            по-прежнему смотрел на мелькавшие дома, тротуары, людей. Женщина прижималась к Виктору всё сильнее и сильнее. Он повернулся к ней и увидел… красавицу – врача. Та первая заговорила…

… Спустя шесть часов, Виктору пришлось врать жене о второй смене, а ложась спать, вспоминать горячее тело врача.

Прошёл квартал после этих событий. Наступило лето. На заводе было местечко, где можно позагорать – вблизи забора. Работали попеременно и в это время рабочие не могли туда заглянуть. И однажды, во время простоя, Виктор заглянул, как там Люба загорает. Та похвалилась новой покупкой – бикини. Люба первая прижала Виктора к себе и они быстро поигрались. Потом, в другие дни Люба и Виктор продолжали играться в разных местах.

Решил Виктор уйти из дома. И ушёл, развёлся. Квартиру разменяли. Конечно, ему досталась однокомнатная. Приходила Люба и они подолгу теперь были в постели. Виктор сделал Любе предложение, а она сказала: «Не знаю, подумаю». Так четыре года Виктор уговаривал выйти Любе за него замуж. Люба говорила одно и тоже: «Подумаю». В компаниях же, на глазах Виктора флиртовала, что вызывало в его душе боль.

Однажды, в бане, Виктор познакомился с Василием Семёновичем Поздняковым – начальником ОТК самого большого завода в городе и тот предложил Виктору стать его замом. Здесь и зарплата была чуть не вдвое больше, да и Любу надоело уговаривать. Правда, Люба по-прежнему приезжала к нему на квартиру.

Прошёл месяц на новой работе и с подчинёнными наладились доверительные отношения. И один из его отдела мужчина рассказал свою историю. С женой прожил душа в душу шестнадцать лет, но она заболела и умерла. Детей не завели. Ему 40. Не поздно жениться вновь. Стал встречаться с одной учительницей, которой на тот момент исполнилось двадцать восемь лет. Учительница думала: выйти ей замуж или нет… двадцать девять лет. В итоге, мужчине идёт шестидесятый год, ни жены, ни детей. Ведь поленилась даже для себя родить. Вот тебе, в двух случаях, знак зодиака – Весы. И понял Виктор, гнать надо Любу от себя. И чем скорее, тем лучше.

Прошёл ещё один месяц. Без Любы. Виктор узнал, что на его место взяли мужчину, женатого. «Ну всё, пропала семья», — подумал Виктор. И накаркал. Рассказали ему, узнала того мужчины жена об измене и подала на развод. Конечно, Виктор считал, что инициатива совратить своего напарника исходила от Любы.

Долго нравственным человеком была Люба, а потом превратилась в женщину – разлучницу. Кто же в этом виноват? Наверное, и Виктор тоже.

Владимир Бабенко, член Союза российских писателей и Союза журналистов России.

село Томузловское, Будённовский район

Комментарии

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.