Будённовский район: в краеведческом музее села Прасковея открылась выставка, приуроченная к 100-летию начала Первой мировой войны | Будённовск.орг

Будённовский район: в краеведческом музее села Прасковея открылась выставка, приуроченная к 100-летию начала Первой мировой войны

Дата: 05.08.2014 | Время: 12:52
Рубрики: Статьи | Комментировать

Офицер солдаты и  Русской Армии, Первая Мировая войнаBudennovsk.org  Прикумье: земля людей, земля героев

Как узнать, что было сто лет назад? Уже нет в живых свидетелей той эпохи, кто мог бы поведать историю Прикумья. О том периоде нам, как правило, рассказывают многочисленные тексты и фильмы, художественные и документальные. Они могут быть талантливыми и точными, а могут быть посредственными и ангажированными. А это уже элементы интерпретации и манипуляции, то есть то, что может привести и порой приводит к тому, что мы видим картины прошлого через призму рассказчика, через его трансляцию событий начала ХХ века в будущее.

Но не все свидетели тех времён более недоступны нашим современникам. Остались предметы, среди которых важное место занимают документы: дневники, письма и фотографии. Если для исследователей будет представлять ценность всё, любая мелочь, то для людей, просто интересующихся прошлым прикумской земли, будет важен именно то, что называется образом эпохи.

Именно образы наших земляков, перенесённых фотографическими карточками в наш современный мир, могут произвести очень сильное впечатление, ведь невольно после рассматривания деталей одежды и элементов пейзажа взгляд падает на лики, глаза. Останавливается и… устанавливается контакт, появляется настоящая, живая связь, протянувшаяся по каналам времени через сто лет…

И эти люди из прошлого вдруг становятся вашими собеседниками.  Они рассказывают вам свою историю. И вам уже совсем не безразлична их судьба, потому что вы начинаете им сопереживать, сочувствовать, вы начитаете ими гордиться и их любить. Да, самых разных, «хороших» и «плохих» — всех, ведь они часть нашей истории, без которой мы все будем просто бедными родственниками без прошлого и без корней.

В этой статье мы покажем три портрета, три судьбы. Современные жители Прикумья узнают три истории о своих земляках, людях простых и в то же время людях незаурядных, людях, которые не просто были частью истории, они её творили.

Эти истории Святокрестовскому информационному агентству Budennovsk.org рассказал Юрий Дмитриевич Обухов, директор Краеведческого музея села Прасковея в котором буквально на днях открылась впечатляющая выставка, посвящённая памяти жителей Прикумья, участвовавших в Первой мировой войне.

— Так сложилось, что события гражданской войны заслонили собой Первую мировую войну, и это одна из причин того, что имена сражавшихся за Отечество стали уходить в небытиё.  Наша задача – вернуть эти забытые имена, причём вернуть на подобающее им место, ведь тогдашний Святокрестовский уезд дал России немало отважных воинов – георгиевских кавалеров, незабываем и подвиг наших женщин, разделявших опасности войны наравне с мужчинами, — пояснил цель открывшейся в музее выставки Юрий Дмитриевич, — подход «Никто не забыт, ничто не забыто», должен быть применён не только к событиям Великой Отечественной войны, но и к тому, что было в период Первой мировой, которую в те времена также называли Отечественной.

Портрет первый. Александр Гаврилович Семёнов

Семёнов Александр Гаврилович (справа)С этой фотографии на нас смотрят два боевых товарища. Тот, который справа, с георгиевскими крестами на груди – наш земляк,  Александр Гаврилович Семёнов. Будучи большевиком он организовал и возглавил отряд Красной Гвардии в селе Архангельском. Его жизнь оборвалась в последний год Первой мировой войны ставший первым годом войны гражданской: Александр Гаврилович был зверски убит без суда и следствия в селе Воронцово-Александровском(ныне город Зеленокумск) контрреволюционными мятежниками в 1918 году. Этот мятеж вошёл в историю как «Восстание ворончаков».

О его трагической гибели рассказали его боевые друзья, среди которых командир Святокрестовской красно-партизанской дивизии С.С Чугуев, о ней же можно прочитать и на страницах книги нашего земляка, корреспондента газеты «Терек» С.И. Серебрякяна «Боевой путь красных партизан», которая вышла в 1934 году в Ростове-на-Дону.

Вот какой отзыв о книге  оставил начальник Истпартотдела Азово-Черноморского Крайкома ВКП Кочергин: «Книга тов. Серебрякяна родилась в процессе начатой по инициативе М. Горького большой работы по истории гражданской войны. Автор собрал и литературно обработал воспоминания б. красногвардейцев, красных партизан, бойцов, командиров и политработников Прикумского района, записи, мемуары, документы, и в результате получился простой, правдивый и вместе с тем яркий рассказ о том, как героически дрались рабочие, батраки и бедняки за власть Советов на одном из многочисленных участков гражданской войны — в Прикумье, Северо-Кавказского края…

Автор оживил волнующие картины героических подвигов Святокрестовской красно-партизанской дивизии… обрисовал зверские расправы белогвардейцев и кулачья над рабочими и беднотой…

…Книга С. Серебрякяна имеет не только местный интерес: эта ценная книга поможет правильно осмыслить героическое прошлое с тем, чтобы еще лучше ценить настоящее…».

***

Непосредственным поводом к началу воронцовского восстания послужило запоздавшее разоружение кулачества ближайших к Воронцовке верхних сел, проведенное уездным военным комиссариатом. После неудачи посланного в эти села отряда во главе с Шейко, за дело взялся сам военный комиссар Черников.

Он послал в верхние села архангельский отряд при трех орудиях и четырех пулеметах под командою Семенова. В качестве политических руководителей к отряду были прикомандированы от парткома и уездного исполнительного комитета Кукушкин и Лыхо (комиссар наробраза). Сам Черенков со штабом отряда выехал по железной дороге на станцию Кума, чтоб оттуда руководить разоружением.

Не подозревая о готовящемся под Георгиевском восстании казаков и о связи Воронцовки с центром этого восстания, разоружение начали с Обильного и Новозаведенного, чтобы таким путем постепенно подойти к Воронцовке и Новогригорьевке, изолировав их от неразоруженных сел на случай осложнений. Обильное, Новозаведенное и Солдатско-Александровское были разоружены без всяких конфликтов.

29 июня (по новому стилю) отряд подошел к Отказному. Архангельцы остановились на опушке леса, а стародубцы на бугре, не входя в село. Отсюда начались переговоры с Отказным о сдаче оружия, а в Воронцовку с ультиматумом выехал на тачанке Семенов вместе с красноармейцами Горловым и Максимовым Степаном. Последний сел за кучера. Когда они подъехали к Новогригорьевскому совету, там уже шла подготовка к восстанию. Купцы и кулаки выступали на сходе и призывали вооружиться и идти на выручку в Отказное.

— Я тилько шо видтиля, з мельницы Панкратова, — говорил кулак, почтосодержатель Ермоленко. — Там красна банда напала на село и грабит. Воны придут и на Воронцову, як мы будемо сидеть оттакички и ждать.

Семенов попытался выступить и огласить ультиматум, но его схватили, отобрали револьвер, бумаги и увели во двор совета, в арестное помещение. Туда же посадили Горлова и Максимова.

Чтоб заманить остальных руководителей отряда, из Воронцовки был послан в Отказное гонец с донесением, будто сход сомневается в подлинности предъявленного Семеновым ультиматума и волнуется. Черников и Лыхов выехали туда и, по прибытии на сход, были обезоружены и также посажены под арест.

Черникова и Семенова заковали в кандалы и наручники….

…Вся воронцовская знать собралась с оркестром встречать возвращающиеся отряды. Для них был заказан ужин с дорогими закусками и с вином. Во дворе Лазько были накрыты столы, за которыми прислуживали надевшие белые фартучки жены и дочери богачей Живягина, Лазько, Склярова, Пинчука, Ерещенко и других. По прибытии отрядов на станцию руководители штаба послали в Ново-Григорьевку вестового с приказанием приготовить сидевших под арестом комиссаров к выводу на расправу.

Когда отряды проходили мимо Ново-Григорьевского совета, из толпы раздались возгласы: «Убить Черникова! Убить Семенова! Давай сюда этих коршунов». Часть новогригорьевского отряда задержалась здесь для расправы над ними.

Черников, Семенов и Лыхов были выведены из тюрьмы и тут же на площади зверски зарублены.

Зверская расправа над тремя большевиками, лучшими работниками уезда и Красной Армии — таков был заключительный акт террора буржуазного восстания ворончаков, от которого погибло около 300 человек красноармейцев и активной бедноты, а вместе с жуковцами число жертв, павших в селах и степях Прикумья, доходит до 1000 человек.

Портрет второй. Василий Никитович Леснов

Леснов Василий НикитовичКавалер трёх «Георгиев» Василий Никитович Леснов родился в селе Прасковея в 1888 году. В музее хранится рукопись – воспоминание о нём его дочери, Лесновой Нины Васильевны. Она сообщила другой год рождения Василия Никитовича – 1884-й.

«При царе Николае, когда Святая Русь – Россия воевала с немцами, он был связистом на передовой линии, где и получил эти награды – три георгиевских креста. А в 1937 году, при Сталине, когда шло уничтожение лучшей части русского православного народа и разорение церквей, взят был и Леснов В.Н., мой отец. Я, дочь его, Леснова Нина Васильевна, в 1938 году писала в Москву Сталину: «Где наш отец?». Прокурор Вышинский ответил: «Ваш отец Леснов Василий Никитович осуждён тройкой МГБ и отправлен в лагеря дальнего Севера, лишен переписки.

В 1957 году на мой запрос Москва ответила: Леснов В.Н. расстрелян 11 августа 1937 года тройкой УНКВД. На второй запрос Ставрополь также ответил, что Леснов Василий Никитович расстрелян 11 августа 1937 года…

Леснов В.Н. хорошо пел в хоре, читал Апостола в храме в честь Покрова Божьей Матери…».

Согласно справке прокуратуры Ставропольского края № 13-336-95 от 23 мая 1995 года сведения Нины Васильевны Лесновой полностью подтверждаются:

«Леснов Василий Никитович, 1888 года рождения, до ареста 7 августа 1937 года работавший весовщиком конторы «Заготзерно» Плаксейского элеватора, 11 августа 1937 года постановлением Тройки при УНКВД СССР по Орджоникидзевскому краю (так тогда назывался Ставропольский край – примечание Budennovsk.org) за антисоветскую агитацию и подрывную работу в МТС и «Заготзерне» (статья УК не указана) приговорён к высшей мере наказания – расстрелу.

04.07.1989г. прокуратурой Ставропольского края на основании статьи 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 года «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30-40-х и начале 50-х годов» вышеуказанное постановление отменено и дело о нём прекращено. Леснов Василий Никитович по этому делу реабилитирован».Леснова Анастасия Акимовна - супруга Леснова В.Н

Есть в прасковейском музее ещё один документ, повествующий о судьбе Василия Никитовича и его дочери, Нины Васильевны. Это решение Будённовского городского суда от 05 апреля 1995 года об установлении факта родственных отношений. Только в 1995 году Нина Васильевна официально, через суд смогла добиться подтверждения факта родственных отношений:

«Установить факт о том, что Леснова Нина Васильевна, 19 августа 1923 года рождения, является дочерью Леснова Василия Никитовича, расстрелянного по Постановлению Тройки при УНКВД СССР по Орджоникидзевскому краю от 11 августа 1937 года».

Узнав о восстановлении честного имени своего отца, Василия Никитовича Леснова, добившись юридического признания себя его дочерью, Нина Васильевна Леснова скончалась 8 апреля 1998 года…

Портрет третий. Мария Кузьминична Афанасьева

Мария Кузьминична АфанасьеваХорошо известна на всю нашу страну ставропольчанка Римма Иванова: в январе 1916 г. многие российские периодические издания опубликовали сообщение о посмертном награждении сестры милосердия 05‑го пехотного полка Риммы Ивановой орденом Святого Георгия 4‑й степени по личному соизволению императора Николая II. Эта отважная девушка стала единственной представительницей «прекрасного пола», получившей эту высокую боевую награду в годы Первой мировой войны.

Эту отважную женщину не забывают, её память чтут и в наши дни.

Но мало кто знает, что и наша землячка, Мария Кузьминична Афанасьева, прошла теми же дорогами Первой мировой войны. И очень жаль, что её имя до сих пор мало известно даже жителям Будённовского района.

В этой статье мы постараемся рассказать о Марии Кузьминичны по материалам тех документов, которые хранятся в прасковейском музее.

Помимо десятка фотографии разного периода, в музейном собрании есть воспоминание о бабушке, которое подготовили и прислали в Прасковею А.В. Карташев,кандидат военных наук, на тот момент — доцентСтавропольского ВВАИУ имени маршала авиации В.А. Судца и З.Л. Мазникова, сотрудница Ставропольской городской Детской библиотеки имени И. Кашпурова:

«Судьба женщины, о которой пойдет речь, не является какой-то особой и необычной. Она очень показательна и характерна для времен Первой мировой войны. В этой истории нет героических подвигов и наград. И все же ее стоит рассказать. В ней есть романтика профессии медика, в ней есть верность и преданность этой профессии. В ней есть поступок – шаг, полный вдох и свободный полет души.

Мария Кузьминична Афанасьева родилась 5 июня 1894 года в станице Зольской Терской области (ныне Ставропольский край) в семье терского казака Козьмы Ивановича Афанасьева – крестьянина-переселенца из Курской губернии. Отец работал фельдшером-ветеринаром, мать держала «столовщиков». Мария была в семье младшим ребенком из четырех детей. Ей единственной родители смогли дать достойное по тем временам образование. В 1912 году она окончила восьмиклассную женскую гимназию в г. Георгиевске. Окончание восьмого – педагогического («учительского») класса давало право выпускнице гимназии преподавать в учебных заведениях низших ступеней.Мария Кузьминична Афанасьева сидит по правую руку священника

С 1912 по 1914 годы Мария работала учителем в двухклассном училище в селе Прасковея Святокрестовского уезда Ставропольской губернии, куда в начале ХХ века переехала семья Афанасьевых.

Могла бы она здесь работать и дальше, но поддавшись всеобщему патриотическому порыву, с началом Первой мировой войны Мария уезжает в Москву, где открылись ускоренные курсы по подготовке врачей, сестер милосердия, экстренно разрабатывались средства против удушающих германских газов и мероприятия по борьбе с тифом, холерой, малярией и другими эпидемическими болезнями.Мария Кузьминична  Афанасьева вторая справа во втором ряду

Из Москвы Мария попадает на Кавказский фронт. В составе бактериологического отряда Всероссийского союза городов (ВСГ) вслед за русскими войсками она входит в турецкий город Эрзерум (ныне Эрзурум).Мария Кузьминична Афанасьева (третья слева)

Город после устроенной турками резни местных армян был превращен в источник заразы, создававший постоянную угрозу здоровью и жизни его населения. При населении города в сто с лишним тысяч, в Эрзеруме в одно время, по данным турецкого санитарного бюро, захваченного российскими войсками, было 40 000 сыпно-тифозных больных, смертность равнялась 50-60%.Отступление турок еще увеличило то санитарное безобразие, которое царило в Эрзеруме. Во время своего поспешного бегства турки бросали скот, и окрестности города были покрыты трупами павших волов, буйволов, лошадей и верблюдов.Русские солдаты и трофейные турецкие знамёна, захваченные в боях за Эрзерум

При таких условиях первой задачей русской власти по занятию Эрзерума было устранение указанного состояния. Ввиду возможности развития холеры чрезвычайно важно было принять все возможные меры против ее распространения. Наряду с уборкой нечистот шла работа по дезинфекции помещений.

Этим целям в Эрзеруме служили три дезинфекционных отряда Союза городов, по 15 человек каждый. Из них выделялся летучий бактериологический отряд приват-доцента В.А. Барыкина, специально занятый противохолерными прививками.В Эрзеруме. М.К. Афанасьева в шляпке

Судя по сохранившимся в семейном архиве фотографиям и надписям на них, можно полагать, что именно в составе этого «прививочного отряда (летучки)» и пришлось выполнять свой гражданский долг Марии Афанасьевой в 1916-1917 годы.Афанасьева Мария Кузьминична

В марте 1918 года турецкие войска заняли Эрзурум. К сожалению, после этого следы Марии Афанасьевой теряются на целых девять лет.  Для нее это могли быть годы работы в бактериологических или санитарно-эпидемиологических отрядах на фронтах Гражданской войны, а затем – борьбы с ее последствиями – эпидемическими болезнями.

Очередной фотоснимок, датированный 1927 годом, говорит о том, что Мария Кузьминична вновь трудится на санитарно-эпидемиологическом поприще в одной из лабораторий города Нахичевань-на-Араксе (Нахичеванская АССР). До установления Советской власти в этом регионе среди населения были распространены малярия (в приараксинской полосе болело 70-80%, в Норашене – почти 100% населения), трахома, тифы. В 20-е годы здесь началось интенсивное развитие здравоохранения, что привело к быстрому росту количества лечебно-профилактических учреждений и улучшению медицинского обслуживания трудящихся.

В середине 30-х годов по личным обстоятельствам Мария Афанасьева переезжает в город Тбилиси, где устраивается лаборантом в одну из лабораторий НИИ урологии, в котором работает до конца 60-х годов ХХ века.

По стечению обстоятельств жизненный путь женщины закончился в Ставрополе, куда она приехала в гости к своим родственникам. В родной ставропольской земле под скромным железным крестом рядом с могилами сестры и племянника покоится прах участницы Первой мировой войны Афанасьевой Марии Кузьминичны (1894-1976 гг.)».

Истории и судьбы: не бойтесь посмотреть в глаза!

Мы рассказали всего лишь о трёх наших земляках – участниках Первой мировой войны. Посмотрите, какие схожие и, вместе с тем, разные судьбы у этих людей.

Но стоит только подойти к витрине, в которой выставлены фотографии, предметы экипировки и вооружений той эпохи, как сразу же приходят мысли: а кто они, те люди из того времени? Как и чем они жили, живы ли их родственники, живут ли они сейчас с нами рядом, на нашей прикумской земле?

Кто вон тот паренёк, задумчиво вглядывающийся в ваши глаза? Это Пётр Матвеевич Глущенко, офицер императорской армии, который перешёл на сторону Советской власти. Он казнён белыми в 1919 году…Глущенко Пётр Матвеевич (сидит)

А кто этот мужчина в центре кадра с винтовкой наперевес, который гордо смотрит на вас расправив браво усы? Это Филипп Константинович Баранов, депутат Архангельского волосного совета в 1918 году.Филипп Константинович Баранов (в центре)

Портреты, лица… сколько их!.. У каждого – судьба. За каждым – история, своя и страны. Истории и судьбы… Если вам стало интересно, если хотите прикоснуться к нерву той эпохи, почувствовать её пульс, — приходите в Краеведческий музей села Прасковея и посмотрите в глаза им, вашим далёким и почти забытым предкам, вглядитесь внимательно в их лица, в глаза людей, которые видели войну — Первую мировую. И не отводите своего взгляда от ликов тех, кто жил до вас. Примите от них эстафету памяти и желания мира, добра и справедливости для всех.

Комментарии

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.