Подвиг простой колхозницы | Будённовск.орг

Подвиг простой колхозницы

Дата: 02.02.2012 | Время: 6:35
Рубрики: Статьи | Комментировать

BUDENNOVSK.ORG Листая на досуге книгу «Мы пишем летопись района», посвящённую 70-летию газеты «Левокумье», я с особым интересом читала заметки и статьи о своих земляках. Кстати, здесь представлены и перепечатки информационных сообщений из газеты за разные годы, начиная с 30-х годов прошлого столетия и заканчивая 2005 годом. Одна из них — о моей землячке под названием «Сохранила племенных баранов» («За социалистическое животноводство», 1943 г.) — меня особенно заинтересовала.

Привожу дословно её содержание: «Когда немцы вошли во Владимировку, Марина Ивановна Маловичко, не успев эвакуироваться, осталась в селе. На её руках были все племенные бараны колхоза имени Кирова. Чувствуя всю от­ветственность за племенной материал, Марина Ивановна с риском для жизни сохранила до прихода Советской власти 18 племенных баранов, записанных в племенную государственную книгу. За сохранение племенных баранов Марина Маловичко премирована правле­нием колхоза набором на сапоги и деньгами в сум­ме 500 рублей».

Молодёжь сегодня вряд ли может понять, что значит «набором на сапоги». Поясню: в набор на сапоги входили голенища, причём, хромовые, стельки, каблуки и так далее. Одним словом, са­поги в разобранном виде, если можно так выра­зиться. Каждый должен был шить их себе индиви­дуально по заказу.

Кем же была Марина Ивановна Маловичко? Как сложилась её жизнь в послевоенные годы? Чтобы узнать что-то о ней, мне пришлось опро­сить немало людей: бывших руководителей наше­го колхоза, ветеранов, друзей и знакомых.

Старожил села Галина Михайловна Чиркова рассказала, что в 1941 году она училась в 10 клас­се Левокумской средней школы (в нашем селе была только начальная). В ноябре-декабре заня­тий не было — старшеклассников направили на со­оружение оборонительных укреплений под Став­рополем. Галину не взяли, уж больно слабенькой, хрупкой, маленького росточка была. И она поеха­ла помогать взрослым на овцеводческую кошару, где старшим чабаном был Владимир Алексеевич Чернощёков. Там же находился осеменительный пункт. Её мама Пелагея Никитична работала на участке уборщицей, младшая 14-летняя сестра Лида — племучётчиком, а тётя Елена Ивановна Евдокимова — осеменатором.

Здесь же арбичкой трудилась и Марина Ива­новна Маловичко. В колхоз она пришла с 13 лет, начинала в первой бригаде, где конефермой за­ведовал отец Г.М. Чирковой Михаил Иванович Чернощёков. Будучи совсем девчонкой, она уже наравне со взрослыми работала в поле: и сея­ла, и хлеб убирала на лобогрейках (конных ко­силках), и копнила… Это была очень работящая женщина. Замуж она вышла поздно, уже после войны. Муж — участник Великой Отечественной войны, был инвалидом. Вскоре у них родилась дочь. Назвали, кажется, Верой.

Это — всё, что смогла вспомнить Галина Михай­ловна. Но она мне дала очень ценный совет — об­ратиться к Нине Никаноровне Романовой: «Кажет­ся, они родственники». Действительно, они оказались родственника­ми, причём близкими, — двоюродными сёстрами. Отец Марины Ивановны и мама Нины Никаноров-ны — родные брат и сестра. Родом Маловичко — с Украины. Кроме Марины, в семье Ивана и Анны были ещё дочери Пелагея, Настя и сын Сашко.

Действительно в годы войны Марина Иванов­на с риском для жизни спасла племенное поголо­вье. Почему именно она, работающая в то время арбичкой, ведь ответственность за племенной материал возлагалась на старшего чабана? Мо­жет, он был на войне? Мои предположения под­твердила дочь В.А. Чернощёкова Валентина Вла­димировна. Его действительно призвали на фронт в 1941 году.

Немцы вошли в наше село в августе 1942 года. Обосновались они и на хуторе Дьячковском (с 1967 года — Степной), где жила Марина Ивановна. На хуторе — немцы, а она с баранами — в несколь­ких километрах в сухих поташах (траве) высотой в рост человека, в холодной землянке. Было не­имоверно трудно и психологически, и физически. Особенно донимали холод, нехватка кормов. Ведь до войны рацион у баранов был очень богатым, разнообразным: морковь, яйца, пшеничная и яч­менная дерть, отруби. Для них шились специаль­ные попоны (с завязками внизу), чтобы шерсть не только не забивалась травой, навозом, а чтобы даже пыль не садилась на неё. Ну, а чем питалась сама девушка в холодные осенние и зимние меся­цы, неизвестно. И так было до января 1943 года, когда наши войска освободили район.

Известно, что убыток, нанесённый немецко-фашистскими оккупантами колхозу, составил сот­ни тысяч рублей. Более чем на 70% сократилось овцепоголовье, наполовину — крупного рогатого скота. И 18 племенных баранов, сохранённые для хозяйства простой арбичкой М. Маловичко, значи­ли, конечно же, очень много.

После войны Марина Ивановна вышла замуж за Павла Белоусова, участника Великой Отечест­венной войны. В одном из боёв он был тяжело ра­нен, и врачи вынуждены были ампутировать ему ногу. Вместе с женой он трудился в колхозе, одно время сторожевали вместе на пятом хуторе. Ма­рина Ивановна пряла, вязала красивые шали. Так и жили, воспитали двоих детей. И каково же было моё удивление, когда я узнала, что их дочь, та самая Верочка Белоусова, — моя одноклассница. Спустя годы, она уехала из хутора и поселилась в селе Московском Изобильненского района. А вскоре забрала к себе родителей и брата.

Вот и всё, что удалось мне узнать о М.И. Маловичко, — человеке, как выразилась Анна Яковлев­на Чаликова, необыкновенной доброты. Во время работы над этой статьёй я узнала много интересного о жизни земляков в период оккупации. Но об этом — уже в следующих рассказах.

В. Регуш, село Владимировка, Левокумского района

Комментарии

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.