Надгробный камень отрочицы Ольги | Будённовск.орг

Надгробный камень отрочицы Ольги

Дата: 15.02.2012 | Время: 20:02
Рубрики: Статьи | Комментировать

BUDENNOVSK.ORG

I

В 1884 году в городе Святого Креста, Ставропольской губернии, был голод. Несколько лет подряд были неурожаи. Подошли к концу запасы продовольствия в семьях, истощились и без того не очень богатые ресурсы, которые были подконтрольны властям города.

Для того, чтобы представить имущественное положение городского населения, можно опереться на данные, собранные городским самоуправлением о результатах неурожая 1884-1885 годов. 5 февраля 1886 года из общего населения в 3928 человек, совсем не имели хлеба и денег на его покупку 1067 человек. По учетным данным, святокрестовцев, нуждавшихся в помощи, было 784 человека. Остальные 823 человека в хлебе и материальной помощи не нуждались. Таким образом, из 3928 человек хлеб могли позволить себе приобрести только 823.

Городское попечительство о бедных делало все возможное, чтобы поддержать горожан материально. В этот период каждому бедному и неспособному к труду горожанину выплачивалось от трех до восьми рублей серебром «в одни руки». Всего же денег для того, чтобы удовлетворить нуждающихся, требовалось 4812 рублей 60 копеек. Эта сумма была собрана, и в февральском списке 1886 года значилась 1851 душа мужского и жен­ского пола, которым были выплачены эти деньги.

Но, несмотря на принимавшиеся меры, трагедий было не избежать. В те годы ушла из жизни молодая девушка Ольга, которую похоронили на одном из первых кладбищ города Святого Креста, невдалеке от западного берега реки Кумы.

Годы засухи сменились годами с обильными осадками. И, после случившегося в районе кладбища оползня, стало ясно, что для упокоения усопших лучше подобрать участок подальше от берега. Горожане выбрали для этих целей другое место, на севере города. Там же, где осталась могила Ольги, больше не хоронили…

Церковь Святого Креста. Фотография 1999 года

II

…14 января 1911 года Министерство внутренних дел Российской Империи уведомило ставрополь­ского губернатора о том, что Государь император 29 декабря 1910 года высочайше соизволил утвердить постановление Совета Министров о перенесении уездных учреждений Прасковейского уезда в город Святого Креста, с преобразованием этого города из заштат­ного в уездный и с переименованием уезда в Святокрестовский.

В город хлынули новые поселенцы. Стали строиться новые дома, возникли новые улицы. Кто-то из прибывших пришелся горожанам по нраву, а кто-то нет, люди ведь были разные, приехавшие из разных мест. Тех, кто поселился у старого кладбища и стал там обустраиваться, видимо, не очень жаловали. Так как с тех пор та часть старинного городского района Карабагла, вплоть до наших дней, называется Нахаловкой, а его жители – нахаловцами или нахалятами.

Шли годы, и к середине двадцатого века от старого кладбища остался небольшой пустырь, на котором так никто и не решился построить себе дом.

Владимир Александрович Мальцев

III

…В конце сороковых — начале пятидесятых годов в различ­ных районах Ставропольского края были проведены сейсмические исследования, в результате которых был выявлен ряд перспективных зон поиска нефти и газа. Для расширения зоны поисков новых месторождений в Буденновск была перебазирована нефтеразведка.

В 1953-1955 годах бурение велось и в самом городе: на берегу озера Буйвола и на Карабагле. У Буйволы был найден газ, а на Карабагле нефть. Ее месторождение нашли на том самом пустыре, который своим существованием еще напоминал об уже исчезнувшем старинном святокрестовском кладбище. Тогда-то, из-под земли и были извлечены надгробья, высеченные из потемневшего известняка, горожан, живших в Святом Кресте в XVIII-XIX веках, и нашедших на том месте свой последний приют, где они были упокоены по христианской традиции.

Какие были традиции у жителей Нахаловки середины XX века доподлинно неизвестно. Известно только то, что не боялись они ни черта, ни Бога и отличались просто дьявольской предприимчивостью. Быстро растащив надгробья по своим домам, они их тут же пустили в «дело» — пережгли на известь…

Надгробный камень отрочицы Ольги

IV

…Конец осени 2006 года.

Известный в Буденновске строитель и архитектор, уже не молодой, умудренный жизнью Владимир Александрович Мальцев наконец-то нашел время построить что-то и для себя. Так бывает с настоящими мастерами – они всегда нарасхват, всегда при деле. Не даром есть такая пословица: сапожник без сапог. Не потому, что это горе-сапожник, а потому, что работа на клиентов занимает у него все время, целиком.

Так и с Владимиром Александровичем. Купленный в восьмидесятые годы прошлого века дом на Нахаловке, на улице Кочубея, называвшейся в начале века Базарной, он перестроил. А вот обновить сарайчик руки все не доходили.

Наконец дошел черед и до него, благо конец осени, строительные работы закончены, новых заказов нет – на носу зима, а погода-то стоит теплая. Вот он и взялся за сарай.

Разобрав фундамент, Владимир Александрович обратил внимание на большой камень из потемневшего известняка. Перевернул его и… его глазам предстали три креста, один большой, посередине, и два маленьких, по краям от него. А вокруг – буквы, буквы, буквы… Армянские буквы. Что же это?

Как оказалось, живший в этом доме ранее нахаловец пустил его «в дело» не тем, что пережег  в известь, а использовал в качестве фундаментного блока для своего сарая.

Чье это надгробье, что на нем высечено, что теперь делать с ним? Вопросы, вопросы. И обратился за советом Владимир Александрович к Георгию Амалову – армянину, у которого он не так давно закончил ремонт. Тот сразу же посоветовал ему обратиться в армянскую церковь и помог познакомиться с ее батюшкой, Тер Арсеном.

Итак, через сто двадцать два года после смерти отрочицы Ольги, во двор храма во имя Святого Креста Армянской Апостольской церкви в городе Буденновске был перенесен ее надгробный камень. Когда-то он лежал на могиле девушки, потом под землей, более полувека был замурован в фундамент и, наконец, как хочется думать, теперь он обрел свое окончательное пристанище, где его никто не потревожит.

 Священник Тер Арсен Будагян

Тер Арсен Будагян, настоятель храма, прочитав молитву, задумчиво посмотрел на собравшихся прихожан и сказал:

— Это бедное дитя умерло в голодный год. У ее семьи не было богатства, чтобы ее прокормить. Другие люди и в другое время на ее могиле искали это богатство. Что-то нашли, что-то потеряли…Кто сейчас помнит имена тех, кто пережег на известь надгробные камни упокоенных рядом с ней святокрестовцев? Господь предал их имена забвению, но вернул нам имя Ольги. Как назидание в том, что и сейчас, рядом с нами, есть люди, нуждающиеся в помощи и поддержке, как нуждалась когда-то она.

И Господу угодно было, чтобы помог в этом добром деле Владимир Александрович Мальцев. Строитель, созидатель, смиренный и богобоязненный,  человек. Мы не знаем имен тех, кто строил свои сараи из надгробий святокрестовцев. Они канули в лету. Но мы знаем совершенно точно, что имя Владимира Александровича Мальцева в стенах армянских храмов нашего города  всегда будет поминаться добром.

До скончания времен.

Во веки веков.

Аминь!

Георгий Карибов, г. Будённовск

 

Комментарии

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.