Военные истории. «Рядовой агитационный полёт». Из воспоминаний Героя России Сергея Палагина | Будённовск.орг

Военные истории. «Рядовой агитационный полёт». Из воспоминаний Героя России Сергея Палагина

Дата: 27.02.2012 | Время: 13:45
Рубрики: Прямая речь, Статьи | Комментировать

BUDENNOVSK.ORG В один из дней в палатке заурчал телефон: «Капитан Мулик, на КП!». Владимир встал с койки и двинулся к выходу, про себя подумав: «Опять, на­верное, отгазовать какую-нибудь ма­шину…». Капитан был военным лёт­чиком второго класса, хотя и успел повоевать в Афгане, получив за это орден Красной Звезды. Здесь его по­сылали на боевые задания пока ред­ко.

При той сложнейшей метеообста­новке хватало и лётчиков с первым классом. Поэтому он, как правило, был на подхвате: отвезти снаряды, груз, си­деть дежурным поисковым экипажем. А самое обидное — оставаться на зем­ле ночью и ходить по вертушкам с та­кими же, как и он, «второклассника­ми», «газовать» борта. А этот январь выдался обильным на сильнейшие об­леденения — вот и поддерживали бор­та боеготовыми. Приходилось топать от борта к борту: запускать, прогре­вать, выключать.

Но на этот раз всё случилось по-другому. Войдя на КП, Владимир доло­жил командиру полка о прибытии. Ро-дичев подвёл его к карте и показал на населённые пункты: Шали — Дуба-Юрт — Чишки — Грозный.

— Твоя задача — сбросить над эти­ми населенными пунктами агитацион­ные бомбы. Ну, не совсем «бомбы», а в упаковках. С тобой полетят два офи­цера, они всё расскажут. Да! Правым возьми Палагина, он в том районе уже летал, так что справитесь. Мулик вернулся в палатку, взгля­дом отыскав лежащего Палагина, по­звал его: «Серега, на вылет!».

— Куда летим? — поинтересовался Палагин.

— Да так, рядовой полётик. Бумаж­ки будем «духам» бросать, а то им за­дницы подтирать нечем, — отшутился капитан.

Через десять минут они были на борту. Вертушку уже загружали какими-то круглыми бумажными сверт­ками. Офицеры, сопровождавшие их, объяснили, что внутри находятся ли­стовки, пропуски и всякая агитация для прекращения войны. Ну что ж, если та­кая «агитация» поможет избежать кро­вопролития, то — вперед! Минут через сорок они уже подходили к Грозному, перевалив Терский хребет.

— Куда сбрасывать груз? — обратил­ся к торчавшей в проеме фигуре Сер­гей.

Тот пожал плечами, но потом крик­нул:

— А можно в центр?

— В общем, так: мы сейчас прой­дем через город, готовьте груз. Полёт будет неровный, будем маневриро­вать. Там сейчас черт знает что тво­рится, кто только не стреляет. Как уви­дите под собой жилые кварталы, так и сбрасывайте свои листовки. Сколько успеете, столько и получится, второ­го захода не будет! — прокричал в от­вет Палагин.

Мулик повел вертушку через центр Грозного с расчетом, чтобы выскочить далее на Пригородное. «Американ­ские горки» не шли ни в какое сравне­ние с этим полетом. Внизу мелькали кварталы, горизонт то всплывал вверх, то уходил разворотом — вправо, влево, снова вниз. Всюду что-то горело, взры­валось меж темных коробок домов. Палагин прилип к блистеру, наблю­дая картину внизу. Она была страшна: недавно ещё цветущий город лежал в дымящихся руинах. Внизу промель­кнула окраина города, далее — курс на Шали.

Они достигли его через минут семь. И тут возник вопрос: а как сбра­сывать эти листовки? С предельно ма­лой высоты над населённым пунктом? Тогда есть шанс, что проскочат без обстрела. Но сопровождавшие были против, так как с этой высоты пакеты просто не успеют раскрыться и попа­дают тюками.

— Над Грозным — ладно, там по­нятно. А здесь нужна высота 200-300 метров, — аргументировали агитато­ры, — чтобы листовки накрыли весь населённый пункт. Но на такой высо­те вертолёт — лакомая цель для стрел­ков снизу!

Ну, делать нечего… Чертыхаясь, Владимир набрал высоту по заданию. Нижний край был метров 250 — нор­мально. Мулик решил идти под самой кромочкой облаков: если что, спрячет­ся в них. Вот тут населенный пункт и стал наплывать на них: улицы под ними. Прозвучала команда, и первые тюки полетели вниз. Разрываясь, они выбрасывали в небо тысячи белых, серых листков, несущих «мирные на­мерения».

Нужен ещё заход. Но только вер­толёт подошел к пункту во второй раз, как снизу к нему устремились десятки очередей из автоматов и пулемётов боевиков, прошивая пространство во­круг. Одна из очередей задела борт, и пули, вошедшие в пол грузовой ка­бины, застряли в груде агитационной макулатуры, которая лежала на полу. Агитаторы были насмерть перепуга­ны, но (надо отдать им должное) свою работу не прекратили. Весь груз, пред­назначавшийся для Шали, был выбро­шен. Обстрел был неистовым. Влади­мир потянул ручку на себя, в одно мгновение оказавшись в облаках.

— Серега, где мы? Курс на третью точку, — обратился он к штурману, со­средоточив внимание на приборах. Полёт в облаках был слепым.

— Курс держи пока 260, набирай высоту полторы. А там посмотрим. По расчету выйдем в район Старых Ата­гов, возьмем курс 180. По моей коман­де будем работать, если не выйдем за облака, — ответил Палагин.

Но на 800 метрах они за облака выскочили. Ярко светило солнце, горы были открыты, и сразу стало веселее. По курсу стали видны и горные верши­ны «ворот» Дуба-Юрта. Курс — на них.

Палагин оглянулся к стоявшему в проеме, красному и вспотевшему от напряжения агитатору и, подмигнув, указал рукой на ворота:

— Готовьтесь к работе, сейчас Дуба-Юрт. Я махну рукой, когда сбрасывать. А потом — Чишки, так что можно выпол­нять сброс с перерывом в минуту.

Горные ворота надвигались. Об­лачность, которая покрыла всю равни­ну, уперлась в предгорья и лениво вы­брасывала небольшой рваный «язык» в ворота. Сергей махнул рукой, и вниз пошла очередная лавина «агитации», которая скрылась в облаках. Впереди были видны Чишки.

Палагин уже был готов дать от­машку на очередной сброс, как в борт что-то ударило. Володя, матерясь, бросил вертушку в сторону, потом еще раз. Он уже увидел, откуда по ним ра­ботали. Ему хорошо были знакомы эти всполохи ДШК — ещё с Афгана. Вокруг вертушки вдруг вспыхнули серодымные шапки. Стало понятно, что по ним уже работают и зенитки.

Володя попытался развернуться в обратном направлении, чтобы спря­таться за спасительными облаками. Агитаторы сами, без команды, выкину­ли остатки груза и сидели, сжавшись, в грузовой кабине. Наконец, всё время маневрируя, командир выскочил за об­лака аж в районе Алхазурово.

— Ну как ? — с вопросительной улыб­кой повернулся он к Серёге.

— Да жесть! Что же это такое: с кем ни полечу — то под мины угодишь, то под зенитки! Вы что, сговорились? -притворно возмущаясь, ответил штур­ман. И в разразившемся нервном хо­хоте экипаж получил эмоциональную разрядку после окружавшей их смер­тельной опасности. Вскоре они пришли на точку. По­сле посадки в борту обнаружили не­сколько дыр от обстрела противни­ка. Вот тебе и рядовой полётик! Полёт ради мира, ради прекращения одной из самых страшных войн минувшего века.

Записал Олег Пономарёв, «Вестник Прикумья»

Комментарии

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.